Как украинцы приручали Зеленого змия

Тема в разделе "Оффтоп", создана пользователем Mila, 25 июн 2012.

  1. Mila
    Оффлайн

    Mila Команда форума Основатель

    Сообщения:
    4.970
    Симпатии:
    13.601
    Украинские традиции выпивания породили "Письмо запорожцев" и "Энеиду". Какая именно горилка будоражила запорожцев? И почему Петлюра начал борьбу за независимость Украины с запрета горилки?

    [​IMG]

    Письмо Мохаммаду IV

    «Ти шайтан турецький, проклятого чорта брат и товарищ и самого люципиря секретарь! Який ти в чорта лицарь, що голою сракою ижака не вбъеш. [...] Вавилонський ти кухарь, Македонський колесник, Иерусалимський броварник, Олександрийський козолуп, Великого и Малого Египта свинарь, армянська свитя, татарський сагайдак, каминецький кат, подолянський злодиюка, самого гаспида внук и всего свиту и пидсвиту блазень, а нашого Бога дурень, свиняча морда, кобиляча срака, ризницка собака, нехрещений лоб, хай би взяв тебе чорт!» - известное письмо турецкому султану Мохаммаду IV от кошового отамана Ивана Сирко и всех запорожских казаков стало символом казацкого дипломатического этикета. Как объяснить столь неучтивое отношение запорожских лыцарей к венценосной особе?
    Лучшая иллюстрация к этому нетленному шедевру - картина Ильи Репина, многое может объяснить. Хотя знаменитый художник никогда не видел запорожцев, но их образы выписал довольно точно. На картине в центре стола, который окружают запорожские сочинители, можно заметить совсем не похожий на чернильницу графин. Очевидно, что казаки успели приложиться к нему и до и во время сочинения письма. Известно, что запорожцы были люди образованные, а многие из них были выпускниками Киево-Могилянской академии. На трезвую голову они никогда бы не стали оскорблять султана, пусть и турецкого. Так что же пили запорожские казаки, что так разыгралась их фантазия?

    Энеида

    «В обід пили заморські вина, не можна всіх їх розказать, бо потече із рота слина у декого, як описать: пили сикизку, деренівку і кримську вкусную дулівку, що то айвовкою зовуть», - описывает казацкое застолье Иван Котляревский в Энеиде.
    Эти оригинальные наливки были обыкновенными домашними настойками, но приправленные различными заморскими фруктами и ягодами.


    Сикизка походит от «секарие», что в переводе с греческого означает красную ягодную настойку для причастия. То есть сикизка - настойка из дорогих заморских красных ягод. Деренивка - настойка на дерене, то есть кизиле. Айвовка - на айве.
    Разнообразие алкогольных напитков, которые приводит Котляревский, способно удовлетворить самого утонченного гурмана. А самые изысканные наливки и горилки в Энеиде употребляют праведные души в раю: «Не тютюнкову і не пінну, но третьопробну, перегінну, настояную на бодян, під челюстями запікану, і з ганусом і до калгану, в ній був і перець, і шапран», - что свидетельствует о их высочайшем качестве и цене.
    Сами запорожцы делали в основном мед и пиво, а горилку привозили из города и уже на Сечи приправляли на свой вкус: «робили настій (наливку) із комлицької трави або із папороті та й пили з овечим молоком...» .

    Живая вода

    Наиболее качественную горилку называли «оковита».
    В Украине, как повсюду и в Западной Европе, была распространена латынь, которая широко употреблялась и в народной речи, но уже в несколько измененной форме. А в Западной Европе первые «водки», то есть винный спирт, содержащий половину или менее половины объёма воды, получил латинское название «аквавита» (aqua vitae - вода жизни). Оттуда же произошли французское eau-de-vi, английское виски whisky, и польское okowita, являвшиеся простой калькой латинского названия или его переводом на тот или иной национальный язык.

    Украинские традиции

    Украинцы на свой лад употребляли не только латинские названия, но и саму «воду жизни». Особенно колоритными выглядели украинские обычаи выпивания в глазах иностранцев.
    Гийом Левассер де Боплан, знаменитый французский фортификатор на службе польской короны, описывал украинских селян как трудолюбивый народ и, тем не менее, склонный бурно отмечать свои трудовые успехи: «Все они хорошо умеют обрабатывать землю, сеть, жать, выпекать хлеб, готовить всякие мясные блюда, варить пиво, хмельной мед, брагу, оковитую. Нет среди них никого, независимо от возраста, пола или положения, кто б не хотел превзойти своего товарища в умении пить и гулять. Нет также среди христианских народов подобного народа, который так мало думает о завтрашнем дне».
    Склонность к обильным возлияниям отмечал французский инженер и у запорожских казаков: «Они никогда не бывают настолько пьяными, чтобы не могли начать пить вновь». Однако, расслаблялись казаки только в мирное время. Жесткие казачьи обычаи предписывали суровое наказание осмелившимся напиваться в военном походе или приходить нетрезвым на казачью раду.
    Специфика Украины была и в том, что здесь алкоголь употребляли даже мусульмане. Крымские татары в качестве повседневного напитка пили брагу из вареного проса, а из Константинополя (мусульманского Истамбула!) привозили... горилку.
    Но особенно поражали иностранцев украинские обычаи празднования Пасхи. В светлый праздник Христового воскресения горилка объединяла даже шляхту с простолюдинами. С утра в понедельник все взрослые мужчины шли толпой к замку, где их на центральном майдане терпеливо дожидался пан и бочка горилки. Каждый крестьянин подходил к нему и низко поклонившись, дарил какую-нибудь птицу из своего домашнего хозяйства: курицу, утку или гуся. Благодарный за такое одарение пан в свою очередь угощал своих крестьян горилкой. Все они становились вокруг бочки и тогда пан зачерпнув половником горилки подносил «питие» старейшему из крестьян. Тот в свою очередь затем передавал половник пану. И так по очереди, пока бочка совсем не опустеет.
    А коли бочка опустошалась еще до сумерек, что чаще всего и случалось, пан распоряжался выкатить следующую. Поскольку по заведенному обычаю он был обязан угощать и поить своих крестьян до захода солнца. Те в свою очередь должны были непременно держаться на ногах, чтобы угощение продолжалось.
    Тот, кто не выдерживал - сваливался и засыпал на земле посреди улицы. Иногда таких заносили домой жены и дети. Гийом де Боплан вспоминает в своем «Описании Украины» таких неудачников: «Омерзительно смотреть на тех пьяниц, что не съели ни куска хлеба, а беспрерывно пили и лежат теперь в нечистотах, как те свиньи. Видел одного пьяницу, которого везли уже мертвого на телеге, хотя был только второй час по полудни. Вот удивительные обычаи, что даром губят людей - сокрушался французский инженер - справедливой есть пословица, которую они [украинцы] с удовольствием повторяют: «не вмієш пити горілку, пий воду».
    О том как гуляла (и выпивала) шляхта в Украине, сохранилось множество воспоминаний. Все они полны описаний, как дорогих напитков, так и изысканной посуды, в которой хранились и из которой поглощались дары Бахуса.
    В отличие от европейской аристократии, украинское панство чаще употребляло белое вино. Тем не менее и от него «довольно-таки краснели морды»: часто за обильные возлияния приходилось дорого платить, если случилась из-за того вина какая-нибудь беда.
    Шляхтич по обычаю пил, как правило, из четырехфунтового кухля к своему товарищу, а затем подавал ему такой же и наполненный тем же вином, чтобы друг выпил уже за его здоровье. Слуги к такому ритуалу не допускались и паны разливали вино сами. Таким образом банкетный стол довольно быстро заставлялся большими серебряными карафами и стеклянными пугарями и через два-три часа можно было наблюдать их невероятное количество. Поражали воображение также их всевозможные формы и виды: квадратные, треугольные, продолговатые, округлые...

    «...Они так быстро двигаются и перемещаются в разнообразнейших направлениях, что не могу твердо сказать, что небесные светила более хаотичны и не упорядочены в своем движении, чем то, что тут делается из-за безусловных качеств прекрасного и вкусного белого вина. - восхищался Гийом де Боплан, - По прошествии четырех или пяти часов этой приятного и не тяжелого труда наиболее утомленные гости засыпают, а другие, не способные более задерживать в себе столько жидкости, выходят ее отдать, чтоб вернуться более готовыми к новым соревнованиям. Иные же начинают похваляться своими подвигами в таких самых, как тут, баталиях, каким образом сумели стать победителями над своими товарищами».
    Но все, что делала шляхта, не шло ни в какое сравнение с проделками их слуг. Мало того, что последние хаотически и наспех поедали большое количество разнообразных банкетных блюд, так еще более неудержимы были в питии, поглощая вдесятеро больше вина, чем все гости вместе взятые.
    При этом слуги как бы совершенно не замечали присутствия шляхты. Вели себя чрезвычайно нагло, часто вытирали грязные тарелки о дорогие шпалеры и даже свисающие рукава своих панов, не жалея и их изысканного убранства. Примечательно то, что на подобные пиршества выделялась особые слуги: следить за серебряной посудой. Но и они не всегда в состоянии были предотвратить наглое расхищение ценного имущества хозяев банкета.

    Освящение церковью

    Одной из причин популяризации «живой воды» в Украине стала борьба церкви с пивоварением и с культовым языческим пьянством, приуроченным к определенным дням или неделям. Это был строго определенный, но всегда продолжительный срок: от трех дней до двух недель. Христиане могли противопоставить пиву только «воду живую». Ее исключительно легкая технология производства и равномерность качества превращали этот новый напиток в космополитический, делали его обычным, не священным товаром, не связанным ни с каким определенным событием.
    С точки зрения церкви именно это качество казалось в ту эпоху важным достоинством оковитой и противостояло языческим напиткам - пиву и меду. Того же добивалась и княжеская власть, стремившаяся прекратить массовое пьянство в определенные времена года, поскольку в условиях перенаселенности оно надолго нарушало административный порядок и ритм хозяйственной жизни.
    Было также замечено, что именно культовое пьянство и питье пива усиливают эпидемии и способствуют их распространению, в то время как употребление водки сокращает эпидемические заболевания. Особенно это касалось эпидемий гриппа, которые тогда не отличали от язвы, чумы и так же называли мором.

    Контроль


    Само производство алкоголя всегда составляло особую статью доходов государства. Попав под длинную руку московского царя, Украина очутилась в зоне государственной монополии на водку. И все же при гетмане Иване Мазепе крестьянам все еще разрешалось варить один казан горилки на год, казакам - два казана, а пива и меду - кому угодно и сколько угодно.
    В Западной Украине была также и монополия на пиво с медом. Так в Львове пиво имел право варить любой гражданин города, но только для собственного употребления и не более чем на протяжении двух суток. За этим тщательно следил цех пивоваров и медоваров. Одной из причин столь жестких мер был страшный пожар в июне 1527 года, когда Львов был практически полностью уничтожен. А началось все с возгорания на одной из пивоварен.
    Наживался на пиве и львовский рурмайстер, руководитель водоканала. Он перекрывал доступ воды в те дома, где по его данным варили пиво и мед, и давал воду лишь после оплаты ему 3 грошей.
    А львовских пьяниц контролировала городская стража - «ціпаки». Название пошло от оригинального оружия муниципальных охранников - тяжелого боевого цепа, окованного железом. Ципаки пользовались в городе большим авторитетом и уважением. Они носили одежду из голубой ткани с черной оторочкой и оловянными пуговицами, а также медвежьи колпаки с гербом Львова.
    Тем не менее винокуренное и медоваренное производство могло приносить не только убытки и создавать проблемы. Сама церковь, как инициатор введения отличных от языческих алкогольных стандартов имела немалую прибыль с хмельного производства.
    В Киеве получить право на медоварение было также не менее сложно. Например, разрешение варить мед киевскому Братскому монастырю давалось с целью финансирования Киево-Могилянского коллегиума. Универсал подписывал гетман Игнатович.

    Пьянство и государство

    К началу ХХ века проблема пьянства стала в Украине как никогда острой. Крестьяне, составлявшие основную народную массу постепенно спивались. Очевидно, что инициированный некогда церковью переход на так легко доступное и губительно дешевое хлебное вино, завел в тупик.
    Симптоматично, что молодые патриоты, которые лелеяли мечту об украинской независимости, начинали свою борьбу именно с употребления алкоголя. Так в 1902 году Симон Петлюра, активист Революционной украинской партии, прибыл в Екатеринодар на Кубани. Официальным прикрытием для деятельности украинских революционеров был местный комитет трезвости. В чайных этой организации и зарождалась будущая украинская революция.
    Показательно и то, что Августин Волошин, будущий президент Карпатской Украины, также начинал свою деятельность с борьбы с пьянством, как социальным злом.
    «Наш страшний ворог» и «Паленка загуба» - его первые новеллы, изданные обществом «Просвіта», в которых Волошин популяризировал новые формы общественной жизни крестьян и раскрывал губительное для украинцев пристрастие к корчме и венгерской водке - «паленке».


    Георгий Попов
     
    Последнее редактирование: 25 июн 2012
    3 пользователям это понравилось.

Поделиться этой страницей