Пенсионное интервью программиста

Candellmans

Активный пользователь
Сообщения
1,701
Реакции
2,167
Баллы
243
Пенсионное интервью программиста
– Добрый день, Станислав Сергеевич! Проходите, пожалуйста!

– Здравствуй, Катенька! Прохожу, прохожу…

– Чай, кофе?

– Ну… Не знаю я. Ничего, наверное.

– Хорошо, как скажете. Я немного волнуюсь, если честно – в первый раз через эту процедуру проходит программист…

– Ну, не клизму же ставить будете, Катюш. Не бойтесь, я вас не съем.

– Хорошо, я рада это слышать. Итак, в нашей компании два года назад принята традиция – перед выходом сотрудника на пенсию мы проводим интервью, по результатам которого пишем развернутый материал на корпоративном портале.

– Да, Катенька, я знаю об этой традиции. Бывает интересно почитать такие материалы. Правда, от них отдает некоторой слащавостью и наигранностью, как от речей 9 мая, но все-таки интересно. Много нового узнаешь о коллегах, с которыми проработал десятки лет.

– Вот, потому я и волнуюсь – вы в нашей компании проработали почти 40 лет.

– Так ты даже не родилась, когда я тут уже горы автоматизации двигал. – Станислав Сергеевич немного натянуто засмеялся.

– Ну да. Не представляю себе, если честно, что это такое – проработать 40 лет в одной компании, на одной должности. Вообще, что такое 40 лет, не представляю!

– Ну… Не знаю я. Никак – вот как. Сейчас кажется, что это было так быстро, так недавно, и в то же время так давно. Тьфу, как-то от этой фразы нафталином отдает…

– Чем отдает? Ругательство какое-то?

– А, разница поколений. Это такая фигня вонючая, ее раньше в шкафу держали, чтобы букашки не съели шубу.

– А, ясно. Ну ладно. Станислав Сергеевич, не хочу у вас отнимать много времени – знаю, что женская часть нашего коллектива в вашу честь организовала банкет – поэтому, если не возражаете, давайте начнем?

– Ну… Не знаю. Давайте.

– Итак, открываем ваше дело. – с наигранной строгостью сказала Катя. – вы пришли в нашу компанию в далеком 2015 году, на должность «Программист 1С». Ну, что такое программист – я понимаю, а что такое 1С? Это вроде разряда что-то, или категории? Программист первого сорта? Или, как это у вас говорят, стек?

– Ну да, что-то вроде стека. Была такая платформа, очень популярная. До сих пор местами можно найти, где решения на ее основе крутятся. У нас тогда почти все на ней работало.

– А потом что случилось? Устарела?

– Ну как… Основатели компании, с возрастом, эммм… Отошли от дел, и все покатилось по наклонной плоскости. Платформа перестала развиваться, хотя и до этого не особо… Решения стали корявые какие-то, и чем дальше, тем хуже. Сегментация сужалась, интернет-технологии в платформе не развивались, а к тому моменту без этого уже никак было. Ну вот как-то так.

– Понятно. Тем не менее, лет 15-20 вы на ней отработали?

– Ну да, примерно так. Сначала развивали, потом поддерживали то что было. Потом, когда совсем невмоготу стало, ушли с нее.

– А что делали на этой платформе? Какие решения?

– Ну… Не знаю я. Много чего. У нас тогда хорошая команда была, интересная. Почти все в компании автоматизировали. Много решений изготовили, которые на конференциях показывали.

– Т.е. вы, от имени нашей компании, выступали на конференциях, с рассказами об опыте автоматизации?

– Сам я нет, начальник ездил. Он был нашим идейным вдохновителем, и сам программировал, и нас к этому сподвигал. Я тоже несколько крутых решений тогда сделал, особенно в сфере интеграции.

– А почему сами на конференции не ездили?

– Ну… Не знаю я. Просто не ездил. Как-то страшно было, да и зачем, опять же…

– Как зачем?! Как минимум для того, чтобы о вас узнали! Ведь, если платформа популярная, и вы на ней классные решения делаете, это очень ценно для других работодателей! Об этом вы не думали разве?

– Ну… Не знаю я. Думал, наверное. Но, как-то, не сложилось. Хотя, ребята предлагали съездить, тот же начальник обещал помочь с докладом. Я только для руководства доклад как-то раз сделал, по одной из технологий интерактивного обучения и накопления big data по UI.

– Не все поняла, ну ладно… И что, помог вам этот доклад?

– А как же, Катенька. Меня запомнили, я очень неплохо выступил. Потом мне это в карьерном росте помогло, когда потребовался начальник программистов.

– Ой, Станислав Сергеевич, вот я дура! Вы же начальником программистов работали, а я сказала, что вы 40 лет на одной должности! Простите, пожалуйста!

– Да что ты, Катюша, не переживай, я не обиделся. Давно это было, да и недолго, всего несколько лет.

– О, а тут отмечено, что вы участвовали в проекте стратегического развития предприятия! Вы в какой роли участвовали, что делали? Жутко интересно!

– Ну… Не знаю я. Если смотреть формально, то я был на второй роли.

– На второй?! Т.е. вы были, примерно, заместителем руководителя проекта стратегического развития?

– Ну да, иногда и правда замещал его – он любил свалить в середине дня.

– А чем занимались? Автоматизацией?

– Нет. Ну, или точнее, автоматизацией тоже занимались, но по большей части – оптимизацией бизнес-процессов, организацией команд, с показателями стратегического развития работали, продажи повышали, снабжение улучшали, с производством работали, с конструкторской разработкой.

– Я…Я в шоке. Вы же программисты! Как вам доверили все вот это?

– Ну… Не знаю я. Не нам доверили, начальнику доверили. Он там какие-то документы сделал, предложения, ключевую идею преобразований нашел, которая очень понравилась руководству и собственнику. Вроде на него и на этот проект большую ставку сделали, ну и он меня в этот проект пропихнул.

– В смысле пропихнул? Как друга?

– Ну… Не знаю я. Не как друга, мне реально интересно все это было, и получалось. Все же из нашего ИТ-отдела пошло, мы тогда реально крутыми были, серьезно свою эффективность подняли, а я рядом был, все методы понял, всю суть этой работы, вот он меня и выдвинул.

– И чем конкретно вы занимались? Из перечисленного.

– Снабжением и конструкторской разработкой. Тогда был метод такой популярен – Scrum, повышал эффективность командной работы. Вот я его и внедрял в конструкторском отделе, который новую продукцию разрабатывал.

– И что, каковы были успехи?

– О, это интересная история. Мы тогда за месяц закрыли проект, которые они до этого два года тянули, как резину.

– Невероятно, я просто поражаюсь вам… А со снабжением что делали, Станислав Сергеевич? Тоже этот Scrum?

– Почти. Для снабжения чистый Scrum не подходил, из-за неограниченного горизонта планирования – это ведь не проектная деятельность. Там изобрели особый метод, замешанный на Scrum и контроллинге – он больше подходил под их работу. Ну и команду организовывал, хорошо получалось. Там Татьяна работала начальником, ну ты не знаешь, она уже на пенсии давно.

– А результаты были?

– Конечно. Не так много успели сделать, но ключевую задачу – наполнение консигнационного склада – выполнили. Хотя до нас ее никто не мог выполнить, вечно перебои были.

– Это же потрясающие результаты, Станислав Сергеевич! А… – Катя немного замялась, ей стало немного неудобно из-за собственной горячности и торопливости – пора была задавать следующий вопрос. – А что дальше было? Вроде бы, после таких успехов, вам была уготована дорога в высший менеджмент?

– Ну… Не знаю я. Там какая-то сложная история, политическая. Начальник ушел, вообще из компании, и весь наш проект как-то прикрыли быстренько… Несмотря на достигнутые результаты.

– Как?! Разве такое возможно? А вы разве не пробовали развивать это дело? Ведь это, наверное, намного интереснее, чем быть просто программистом?

– Ну… Не знаю я. Хотя, чего там, знаю, конечно интереснее. Но, как-то, там, то-сё, новое руководство, меня начальником программистов поставили, новые задачи, новый виток автоматизации… Как-то все само собой закончилось.

– Черт, а мне реально жаль, хоть эта история и произошла много лет назад…

– Да, мне тоже жаль, Кать… Если честно, я тогда… Не знаю… А, ладно, я ж на пенсию иду… Я тогда впервые почувствовал себя на работе важным, нужным, что ли… Чтобы, ну знаешь, не в компьютере ковыряться, не с админами анекдоты травить, а что-то реальное, полезное сделать…

– Я… Я вас понимаю… Вы не верите, но я и правда понимаю… Блин, я сейчас разревусь…

– Ох, как бы и мне слезу по бородатой щеке не пустить… Не было такого никогда, ни до, ни после… Как прекрасный сон вспоминается, как оазис с пальмами и озером посреди пустыни… Представляешь – мы, программисты, увальни и дурни, которые могут только стебаться над пользователями и писать говнокод, обеспечили бесперебойное снабжение ключевого клиента запчастями. И помогли закончить проект разработки нового изделия, которое потом принесло компании значительную прибыль… Это как сказка, блин, про Золушку…

– Вот одного не понимаю, все-таки, как вы это могли сделать. Это ж совсем другая, специфичная область. Как?

– Ну… Не знаю я. Как он говорил… Тыры-пыры-растопыры. Суть, вроде, была в том, что для организации любой деятельности не нужно знать ее специфики, достаточно понимать основные принципы и что-то вроде типа деятельности – потоковая, проектная, или тактами. А дальше есть готовые методики, которые надо адаптировать под реальность, и все заколосится. Кстати, вспомнил, мы и системы мотивации тогда делали, это ж ваша стезя…

– Станислав Сергеевич, я сейчас пойду к директору и буду требовать, чтобы вас оставили в компании! Вы – невероятный человек! Как вы, будучи программистом, делали системы мотивации?!

– Ну… Делали как-то. Это, как раз, самое простое. Достаточно определить, за что конкретно человеку надо платить, чтобы это было и выгодно компании, и мотивировало сотрудника на результаты.

– И все?

– И все. Остальное дело техники – вывести показатель, или несколько, автоматизировать и вперед.

– Звучит немного банально – вывести, за что человеку надо платить… Не считаете?

– Так в банальности и кроются самые секреты-то. Вот конструктора, например – им платили оклад. Кто на окладе будет результатов достигать?

– Ну это понятно, никто не будет, окладная система ущербна сама по себе.

– Ага, мы и заменили им оклад процентом с продаж.

– Это как так… Они же не продавцы.

– Не продавцы, но они создают продукцию, которая потом продается. Если их результат от продажи не зависит, то они будут ее конструировать до бесконечности.

– А если платить процент с продаж, то будут совсем сырой ее в производство отдавать, разве нет?

– Нет, а какой в этом смысл? Сделаешь сырую – покупать не будут, по крайней мере больше одного раза. Нужен баланс срока и качества, но фишка в том, что раньше этот баланс пытался соблюсти начальник, а теперь – сами конструктора. Сами, вперед паровоза, бежали на производство, смотрели как их детали изготавливаются, технологам помогали, рабочим объясняли – лишь бы быстрее все косяки уладить и начать серийное производство. Ну и, соответственно, на претензии очень быстро реагировали – связывались с конструкторами покупателей, с их техническими службами, все вопросы улаживали, в командировки ездили, чтобы на месте смотреть на работу изделий. Но главное – все сами, не ожидая менеджеров или пинка под зад. Им и начальник-то, по сути, нужен не был.

– Да… А как к такой системе отнесся отдел персонала?

– Прекрасно. Тогда начальником у них была Танечка… Хм, вот совпадение… Везет на Танечек… Она в восторге была, говорила, что никогда так хорошо не понимала систем мотивации, как с нами. Мы ее в команду тогда взяли.

– Я вот слушаю, и ловлю себя на мысли, что перестаю вам верить, Станислав Сергеевич. Уж больно красиво все у вас получалось. Как же так могло случиться, что после выдающихся успехов вы стали вновь просто программистом?

– Ну… Не знаю я. Начальство сменилось, вроде как сначала сказали, что продолжать будем как-то, а потом все заглохло, через пару месяцев…

– А вы что, не пытались настаивать, разговаривать с руководством, продвигать проект и, прошу прощения, себя?

– Ну… Не знаю я. Как-то не до того было. Новый начальник, новые проекты, думали потом вернемся… Ну, так и не вернулись. Блин…

– Что?

– Да я уж, как-то, забыл обо всем этом… Не знаю…

– Больно вспоминать? Простите, если негативные эмоции у вас вызвала, Станислав Сергеевич, я правда не хотела. Если что-то нужно, вы только…

– Чего, валидол что ли? – засмеялся Станислав Сергеевич. – Не бойся, Катюша, я не пью и не курю, на здоровье не жалуюсь, удар меня не хватит. Просто… Не знаю… Как будто не со мной это все было… Блин…

– Ок, тогда предлагаю сменить тему! Чего все о грустном, да о грустном! У вас в деле написано, что занимались… сейчас, если правильно прочитаю… bitrix?

– Ну, битрикс. Тоже незнакомое слово?

– Ну да, если честно, не слышала. Это технология, пришедшая на смену 1С?

– Неееет, это технология, похороненная вместе с 1С в братской могиле. – засмеялся Станислав Сергеевич. – Компания-разработчик принадлежала 1С, и постепенно сильно привязалась к «маме». Ну и, соответственно, связанные одной цепью…

– Это чего значит? Метафора какая-то?

– Блин, разница поколений… Песня такая была. Короче, не выжил битрикс. Мы на нем сайт делали, и пытались систему управления задачами построить. Вроде еще и стратегический монитор, для управления компанией, рисовали.

– Это, получается, тоже платформа какая-то?

– Не совсем, скорее поделка, набор инструментов на php.

– О, опять новое слово. Тоже из братской могилы?

– Нееее, тут прям сказка. Несчастному php скоро 60 лет, юбилей! Как он жив до сих пор, ума не приложу… Ладно, мы-то на нем давно не работаем, с тех пор как битрикс загнулся.

– Ладно, поняла. Теперь вопрос, возможно, неприятный, если что не так, вы сразу…

– Задавай не бойся, Катюша, я ж говорю, кондратий не хватит.

– Хорошо. Вы после этого большого стратегического проекта стали начальником программистов. Мне лично очень интересно – с вашим опытом, вашими знаниями, подтвержденными результатами… Почему не пошли дальше по карьерной лестнице? И вообще, чем занимались, будучи начальником? Тоже этот… Как его…

– Scrum.

– Вот, точно, Scrum внедряли? Или что делали?

– Ну… Не знаю я. Ничего особо не делали. Как тогда говорили… «Сидят, ковыряются, рукожопы». Вот так и жили.

– Не могу понять, если честно… Просто работали что ли, так получается? Выполняли задачи? Проекты, или что там у вас было?

– Ну да. Там… – Станислав Сергеевич замолчал, поднял глаза и, почему-то, долго смотрел на потолок. Катя не решалась нарушить тишину, и не нашла себе более подходящего занятия, чем уставиться в окно. Так они просидели несколько минут.

– Ты потом все отредактируешь, но раз уж у нас такой разговор, я сразу прощения прошу… Говном мы каким-то занимались. Вот то, что раньше делали за неделю, стали делать за полгода. То, что раньше запускалось и работало, как-то все вязло, ни то ни сё. Потом опять руководство сменилось, опять новый курс, опять проекты все повыкидывали…

Катя молчала, уставившись большими глазами во внезапно погрустневшее, бородатое, ставшее вдруг таким потерянным, как-то по-детски обиженным лицо. Заговорить она все еще не решалась.

– Ну… Не знаю я. Сколько раз об этом думал… Вроде и винить некого, кроме себя… И руки были, и голова, и знания, и опыт… Можно было лучший ИТ-отдел построить, на конференции эти, мать их, ездить… Я ведь тогда точно знал, что надо делать, и ребята те же были… Но… Блин… Игоряна потом сократили, а я не защитил…

Станислав Сергеевич вдруг всхлипнул. Катя от неожиданности и неловкости положения начала краснеть, и уже готова была провалиться на месте. Ей и раньше приходилось быть жилеткой для слез, но чтобы старый, матерый, бородатый программист… При все уважении к нему, и к своему стыду, Катя с каждой секундой крепла в желании как можно быстрее завершить эту встречу.

Станислав Сергеевич, однако, быстро взял себя в руки, протер глаза кулаками и ободряюще улыбнулся.

– Ладно, Катенька, забудь. Что было, то прошло. Давай двигаться к завершению.

– Хорошо, согласна. У меня последний вопрос из неприятных, давайте без прелюдий. Как получилось, что вы потеряли должность начальника программистов?

– Ну, тут все просто. То, что скоро для работы будут нужны новые технологии, было ясно всем. И все принялись их изучать, даже матерые 1Сники. А я как-то поотстал, за что и поплатился.

– А как, почему? При вашем-то кругозоре, опыте, знаниях…

– Ну… Не знаю. Я, говоря откровенно, очень долго ждал, что решусь и начну быть настоящим менеджером, строить карьеру в этом направлении, применять все те знания, которые когда-то получил.

– И почему же не стали?

– Ну… Не знаю. Все казалось, что момент неподходящий, что вот надо проект закончить, или конца года подождать, или подучиться, или книжку почитать.

– Так если у вас опыт уже…

– Да знаю, знаю, Кать, можешь не говорить уже про опыт этот, будь он неладен… Мудак я, вот и ответ. Как был мудаком, так и остался. Промудился, пока уже и людей в компании не осталось, которые могут мой опыт подтвердить. Сказка одна осталась, что был когда-то Великий Проект, и Бородатый Станислав Сергеевич в нем поучаствовал.

– Что ж вы так себя, Станислав Сергеевич. Если это я вас так из себя…

– Да нет, что ты, Катюша. Мне так легче, поверь. Я на этот вопрос себе всю жизнь ответить пытаюсь, и даже в душе как-то избегал жестких формулировок, все казалось, что есть время впереди, что… Не знаю…

– Что?

– Как тебе объяснить… Всегда казалось, что есть на свете человек, который за меня отвечает что ли… Ну, что не обязан я сам все решать, что можно еще поваландаться, еще денек, еще недельку, годик. Что придет он, подскажет, даст ответ, или направление, или пинка под зад.

– Это что ж за человек такой?

– Ну… Не знаю я. Инфантильность это, наверное, какая-то… Отказ принятия ответственности за свою судьбу, наивность… Как хочешь назови. Не верилось никогда, что все так, само как-то, что жизнь идет, обо мне не думая… Блин, как же это объяснить…

– Кажется, я понимаю…

– Да не понимаешь ты, я точно знаю, помню этот возраст… И я объяснить не смогу. А если смогу, то ты не поймешь. Ладно, давай дальше двигаться.

– А, хорошо, как скажете. Дальше тут про javascript какой-то написано. Тоже технология?

Прочитав очередную строку в деле, Катя подняла глаза в ожидании ответа, но Станислав Сергеевич молчал. Глаза его, не видя, смотрели в окно, словно погруженные в противоречивый внутренний экран мыслей. Катя снова не решалась нарушить молчание, и с напускной задумчивостью уставилась на свой маникюр. Черт побери, этот старикашка уже начинал ее раздражать.

– Ja-va-script. – По слогам, протяжно, в задумчивости пробормотал Станислав Сергеевич. – Это язык программирования, который был тогда наиболее популярен. Мы на нем сделали новую информационную систему, с применением фрейморка… Как его… Блин, да какая разница… Короче, Катя, напиши дальше, что программировали на javascript, жили весело и хорошо, автоматизировали всю компанию, чем безмерно гордимся и будем вспоминать, сидя в кресле у камина.

– Эээ… Хорошо, так и напишу.

– Не, ну не прям так, ты же умеешь красиво, обороты там, паттерны, пару проектов упомяни, они все в деле есть, я за них премии получал.

– Да-да, разумеется.

– Все, давай, наверное, закругляться, меня и правда ждет женский коллектив с банкетом. Ты извини, если что не так, ну и что я тут разоткровенничался перед тобой, как старый маразматик…

– Да что вы, все в порядке! Я же все понимаю…

– Понимаешь… Да, конечно понимаешь, я ж у тебя не первый! Ну что, все тогда?

– Подождите, последний, традиционный вопрос: чем планируете заняться на пенсии?

– Ну… Не знаю. Правда не знаю. На море съезжу!
Метки:
 
Сверху Снизу