Записки невесты программиста

Warrior Kratos

Активный пользователь
Сообщения
1,216
Реакции
354
Баллы
473
***

Сватовство гусара

После недавних эпохальных событий, закончившихся совершенно неожиданным предложением руки, сердца и всего содержимого компьютера, которое мне Сергей сделал в метро после выставки Комтек и лекции о Фидо, прошла уже неделя, но больше никаких решительных действий от него не последовало.

Я надеялась, что он мне теперь будет звонить каждый день, интересуясь, когда я соблаговолю назначить день свадьбы и все такое, а я буду жеманиться и делать вид, что еще точно ничего не решила, но за это время Сергей позвонил всего пару раз, а во время разговора, который длился первый раз две минуты четыре секунды, а второй - полторы минуты, заявил, что у него после Комтека масса всяких дел, и что он скоро мне позвонит. После второго "целую, скоро тебе позвоню" я стала думать, что мне его предложение руки и сердца или приснилось, или он сам о нем наглухо забыл, потому что сделал это все под воздействием пива.

Честно говоря, я здорово разозлилась. Так порядочные молодые люди (и даже программисты) с девушками не поступают. Я что ему - бесприданница какая? Или уродина? Или вокруг меня мало поклонников вьется, включая его собственного начальника? Тоже мне, деятель! "Выходи за меня замуж", а потом - "я тебе скоро позвоню". Позвони, позвони. Как бы тебе не пришлось потом очень долго звонить, причем совсем не туда, куда ты думаешь...

Такие мысли проносились у меня в голове, пока я сидела на пуфике перед телефоном, яростно накрашивая правый глаз (родители решили меня вытащить в театр), одновременно с ненавистью поглядывая на молчащий телефонный аппарат.

Вдруг зазвонил телефон. "Если это Серега, - подумала я, - порву, как Шарик фуфайку".

- Але! - раздраженно сказала я в трубку.

- Сама "але", - раздался в ответ голос Сергея.

- Шутить изволите, - пробурчала я сквозь зубы и сквозь заколку, которую держала во рту.

- Ну да, - раздался игривый голос. - Почему бы и не пошутить, раз настроение хорошее?

- Это не страшно, - сказала я.

- Что не страшно?

- Что настроение хорошее. Это я тебе сейчас мигом исправлю, - заявила я и швырнула заколкой в мамулькиного попугая, который спросонья дернулся на жердочке и заорал на всю квартиру: "Шухер, бабка, кругом шпиены!"

- Ир, что с тобой? - забеспокоился Сергей. - Почему ты вдруг стала говорить таким скрипучим голосом? У тебя ангина?

- Во первых, - сказала я, - это не я кричу, а мамулькин попугай.

- Что-то я не помню у тебя никакого попугая.

- Это мамульке вчера папулькин партнер подарил. Папулька сказал, что это он нарочно, чтобы всю нашу семью под корень извести. Уж больно попугай говорливый.

И я показала попугаю язык. Тот прикрыл глаза, но отреагировал фразой: "Маманька, дай крупы пожрать!"

- Какой партнер? - испугался Сергей. - У тебя папулька что - ЭТОТ?

Я даже сразу не врубилась, но потом сообразила:

- Тьфу, какие ты пакости говоришь! Деловой партнер! Деловой! Понял? Знаешь, у некоторых людей (я, конечно, не о тебе) бывают всякие коммерческие предприятия, благодаря которым они зарабатывают деньги (к тебе это, конечно, не относится). Вот это и называется - дела!

- Понял, - сказал он. - Извини.

- Ничего, ничего, - ответила я. - Гони пятьдесят баксов, и я обо всем забыла.

На том конце трубке воцарилось тяжелое молчание, а потом Сергей осторожно произнес:

- Ир, у меня сейчас нет пятидесяти баксов.

- Гос-споди, - вдохнула я. - Ты сегодня в юмор совсем не въезжаешь?

"Ехала телега - четыре колеса!", - неожиданно снова заорал попугай.

- Слушай, - нервно сказал Сергей, - прекрати мучить птицу. Я из-за нее вообще ничего не слышу.

- Да он сам орет, - пояснила я. - Услышит знакомое слово и начинает орать. Этого попугая какой-то спившийся актер воспитывал. Он иногда такие словечки заворачивает - хоть стой, хоть падай. К нам теперь в гости приличных людей звать нельзя.

- И меня? - забеспокоился Сергей.

- Тебя - можно, - успокоила его я. - Нельзя только мою бабушку звать, которая по совместительству - папулькина теща, а то она даже от слова "какашка" в обморок падает. А попугайчику особо не укажешь, какие слова можно употреблять, а какие нет. Сам понимаешь, какой репертуар был у спившегося артиста.

- Я никогда не был спившимся артистом, - объяснил Сергей, - но почему-то их репертуар хорошо себе представляю.

- Зато у нас в доме теперь поселились радость и счастье, - продолжаю я. - Потому что папулька, как услышал от мамульки, что она теперь свою маму к нам в дом пригласить не может, так сразу выделил в месяц двести баксов на корм для попугая и дал ему прозвище "Спаситель отечества".

- Мда, - сказал Сергей. - Весело у вас там.

Воцарилось неловкое молчание.

- Так чего звонишь-то? - спросила я, вспомнив о своих обидах.

- Ну, - замялся он, - это...

- Мерси, - сказала я. - Очень информативно.

- Ну, узнать, как у тебя дела...

- Дела, как сажа бела. Дальше что?

- Хотел сказать, что на меня сейчас работы навалилось - уйма, - продолжает мяться Сергей.

- Желаю тебе не согнуться и не разорваться от такого непосильного груза, - холодно отвечаю я. - Кроме того, я еще на прошлой неделе слышала о твоих непосильных заботах. Сочувствую. Чего от меня еще требуется? Сварить тебе кашку-рататуй?

- Кроме того, - говорит Сергей, как будто на что-то решившись, - я хотел завтра прийти к тебе домой, чтобы попросить руки у твоего отца и матери.

- Сразу у двоих? - говорю я, слегка обалдев от этой новости. - Ты учти, что мамулька свою руку папульке уже давно отдала. Есть даже живое воплощение данного действа. Это я.

"О! Я! Я! Майн либер фрау!" - неожиданно грянул попугай, и я снова швырнула в него заколкой.

- Ир, - говорит он недовольно. - Ты что, сегодня плохо выспалась? Я твоей руки собираюсь просить, а не чьей-нибудь еще.

- А-а-а-а, - сказала я. - Неужели?

- Ужели.

- И что, - интересуюсь, - все будет так, как полагается? Ты придешь в гусарской форме, с саблей, принесешь дюжину шампанского, картинно встанешь на колено и заявишь папульке: "Сударь. Имею честь попросить руки вашей дочери. Позвольте отрекомендоваться - гусар Вольдемар. Обладаю маленьким, но независимым состоянием, и готов составить счастье вашей дочери, поселившись с ней навеки в деревню Переплюйкино".

На том конце трубки снова воцаряется молчание.

- Ир, - через некоторое время осторожно говорит он. - Если ты пока еще только куришь травку, тогда ничего страшного. Но если ты уже на тяжелых наркотиках, тогда вопрос становится очень серьезным.

- Почему это? - удивляюсь я.

- Потому что такую чушь нести может только человек, накурившийся в дым.

- Тетя шутит, - говорю я. - Не обращай внимания.

"На сцену выходит тетка с толстой попой!" - объяснил попугай. Я ему скорчила рожу. Он склонил голову набок и о чем-то задумался.

- Ладно, - решительно заявил Сергей. - Короче говоря, готовься. И родителей подготовь. Завтра прихожу просить твоей руки.

- Приходи, приходи, - говорю. - Только не опаздывай. И майку парадную надень.

- Ага, ага, - саркастично говорит Сергей. - Ты еще расскажи программеру о двадцать первом прерывании.

- Чего?

- Дядя шутит, - быстро говорит Сергей. - Целую, любимая, - и с этими словами вешает трубку.

Я тоже кладу трубку и вопросительно смотрю на попугая.

"Мсье Крик, дитя просится на травку", - скрипучим голосом объявляет попугай.

- Я тебе сейчас как Любка - положу локоть в рот, - обещаю я.

Но попугай в плане литературы все-таки не очень образован, поэтому ничего не отвечает, а закрывает глаза пленкой и, видимо, собирается немного поспать.

Положив трубку, я долго думала, что бы могло означать желание Сергея прийти к нам домой и торжественно просить моей руки. Причем не у меня, потому что у меня он руку уже просил в метро, а у папульки с мамулькой. Почему у папульки с мамулькой - я так и не поняла. Не им же с ним жить, а мне! Так что при чем тут они?

Так я думала-думала, как вдруг открылась дверь и заявились мамулька с папулькой собственными персонами. Попугай, как завидел мамульку в новом белом свитерочке, отделанном каким-то цветастым мехом на плечах, вдруг завопил: "Шухер! Кошка! Кошка!"


- Чего это с ним? - поинтересовалась мамулька, подозрительно глядя на меня. - Ты что, кошку завела?

- Кошку? - оскорбилась я. - Никого я не заводила! Это только мои родители в этом доме заводят всяких кошмарных животных, которые своими криками и матами-перематами мешают мне заниматься.

- Мамуль, да не нервничай ты, - сказал папулька. - Это просто попугай увидел мех на твоем свитере и сразу догадался о его происхождении. Правда, попка? - обратился он к попугаю.

"Кур-рдюк кретинский", - подтвердил попугай.

- Не поняла! - грозно сказала мамулька, наступая на папульку. - Это ты хочешь сказать, что кофточка от Версаче, которую мне продала Элеонора Григорьевна, отделана крашеной кошкой?

- А я тут при чем? - удивился папулька. - Конечно из кошки. Вон, даже попугай в ней признал своего.

- Боря! Ты оскорбляешь мою лучшую подругу! - заявила мамулька.

- Знаешь, мать, - парировал папулька, - я за правду всегда готов пострадать. Когда ты притащила эту кофту и заявила, что Элеонора Григорьевна за нее хочет 680 баксов, я тебе дал деньги, потому что это - последний шанс для Элеоноры выйти замуж, и потому что она - твоя подруга. Но это вовсе не значит, что я хоть на секунду поверил, что Версаче способен на такое зверство.

- Ах, вот как! - совсем оскорбилась мамулька и стала стягивать кофточку.

"Стр-р-риптиз, мать твою, стр-р-риптиз!" - заорал попугай.

- Слушайте, - сказала я. - Если кто-нибудь не заткнет эту птицу, я ей сверну шею или выпущу на улицу.

- Доча, надо терпимее относиться к животным, - строго сказал мне папулька. - Тем более, что это милое создание ставит заслон между нашим домом и твоей бабулькой, которая по совместительству - моя теща, чтобы она была здорова, но как можно на более далеком расстоянии.

- Ты всегда ненавидел мою маму! - сказала мамулька со слезами на глазах. - Терпеть ее не мог!

- Это она меня терпеть не могла, - объяснил папулька. - Называла меня ЕВРЕЕМ.

- А кто ты есть на самом деле? - удивилась мамулька, у которой от возмущения даже слезы высохли.

- Еврей, - гордо сказал папулька. - Но не ЕВРЕЙ же!

- Так, ша! - громко сказала я. - А то у вас сейчас начнутся длительные выяснения отношений, но мне надо сказать нечто очень важное.

Вероятно, у меня было такое торжественное выражение на лице, что родители немедленно замолчали, а мамулька даже тихонько охнула.

- Говори, дочь, не томи, - тихо сказал папулька. - Не скрывай от нас ничего. Кто он?

- Сережа, - сказала я тихо.

- Уже назвала? - еще тише спросил папулька.

- Ты о чем? - совсем тихо поинтересовалась я.

- О ребенке, конечно, о чем же еще, - ответил папулька. - Говорят, до родов имя давать - плохая примета. Так что давай его лучше будем звать как-нибудь нейтрально - пупсик или дупсик...

- Ты о чем? - обалдела я. - Да вовсе я не беременна. Рано мне еще!

Мамулька с папулькой облегченно вздохнули.

- Ну и славненько, - сказал папулька. - Я действительно еще не готов спать с бабушкой.

Мамулька посмотрела на него уничижительным взглядом.

- Чем же тогда ты хотела нас удивить? - поинтересовался папулька.

- Сергей сегодня звонил и сказал, что завтра придет просить моей руки, - объяснила я.

- А мы тут при чем? - удивился папулька. - Нам что, с мамулькой куда-нибудь слинять, чтобы ничего не мешало этому процессу?

- Да нет, - махнула рукой я. - Он у вас будет просить моей руки. Как в старые, добрые времена.

- Какой милый мальчик, - сказала мамулька.

- Мда, - задумался папулька. - Я, правда, себе не очень представляю, как все это должно происходить. Короче, от нас-то что требуется?

- Стол надо накрыть, - твердо сказала я. - Встретить гостя, как полагается.

- О! Коньячка выпьем! - оживился папулька.

- Конечно, - согласилась я. - Ну а дальше - видно будет. Я и сама не знаю, чего у него на уме. Но он, вроде, не шутил.

- Стоп, - встряла мамулька. - А нам-то - как на это все реагировать? Отдавать твою руку или нет?

- Это вам решать! - твердо заявила я. - У меня, вон, подруга Ленка вообще на все вопросы о замужестве заявляет, что кого папа выберет, за того она замуж и пойдет.

- Какая умненькая девочка! - поразился папулька. - И где другие отцы таких детей берут?

- Ну, так я же тоже не отказываюсь выслушать твое мнение, - польстила ему я.

- Да знаю я, как ты мое мнение слушаешь, - махнул рукой папулька. - Все равно сделаешь так, как тебе надо. Короче, говори сразу - отдавать твою руку ему или нет?

- Слушайте, я вам просто поражаюсь! - возмутилась я. - Единственную дочку придет сватать какой-то программист, а вы у меня спрашиваете - отдавать меня или нет. Вы родители или зачем?

- Можно подумать, мы о нем ничего не знаем... - саркастично сказала мамулька. - Ты же нам все уши прожужжала. Парень умный, работящий. Имеет дефицитную профессию. Квартира у него своя есть, что вообще прекрасно, а то в нашей квартире с папулькой чужой человек не уживется. Лично меня этот вариант вполне устраивает. Вот завтра еще посмотрю, как он на мою коронную рыбу отреагирует, вот тогда окончательно и решу.

- При чем тут твоя рыба? - презрительно спросил папулька. - Главное - как парень отреагирует на мой плов!

Тут они пустились в длинный спор о том, что нужно готовить к завтрашнему столу, и я решила уйти в свою комнату. Там позвонила Сереге и сказала, что родители уже поставлены в известность. Но он на это известие отреагировал с полным спокойствием и сказал, что уже вовсю готовится к завтрашнему мероприятию.

- Ну, до завтра тогда, - с некоторым сомнением в голосе сказала я и повесила трубку.

Следующий день - День Сватовства Гусара - начался именно так, как обычно начинались подобные дни, когда к нам должны были прийти важные гости. Папулька с мамулькой колдовали на кухне, периодически переругиваясь, потому что то папулька мешал мамульке, то мамулька папульке, то им обоим мешал до сих пор безымянный попугай, которого повесили в клетке под потолком кухни, чтобы он вносил дополнительный элемент безумия во всю эту кухонную чехарду.

Я, честно говоря, встала довольно поздно, потому что до полночи читала новый детектив Марининой, поэтому утром, выйдя на кухню, застала процесс в самом разгаре.

- Знаешь, Боря, - сказала мамулька раздраженно, продолжая колдовать над своей знаменитой рыбой, - лучше бы ты сегодня вместо плова сделал бы печеного попугая.

- Это еще почему? - обиженно спросил папулька, который дал попугаю прозвище "Спаситель отечества от тещи" и теперь считал себя обязанным его защищать.

- Да потому что я не могу находиться в обстановке постоянного мата-перемата. Ладно еще - ты иногда ругнешься, как и полагается интеллигентному, но воспитанному в советских условиях еврею, но когда у меня над ухом уже два часа непрерывно болтает попугай, причем самое деликатное из его выражений звучит как "Ип твою моть!", я отказываюсь работать в такой обстановке!

- Да ладно, Лен, в войну и не такое терпели! - успокоил ее папулька стереотипной фразой. - Кроме того, он же не меньше пары тысяч баксов стоит. Говорящие попугаи - они знаешь какие дорогие!

- С чего это вдруг твой партнер Гробанов стал мне делать такие дорогие подарки? - подозрительно спросила мамулька. - Он что, в меня влюбился?

- Он в меня влюбился, - сообщил папулька, - после того как я его фирме кредит в полмиллиона обеспечил. Так что я на его месте этого попугая подарил бы вместе с золотой клеткой пуда на два.

"Кр-рюк ему в дышло", - сообщил попугай.

- Вот именно, - согласился папулька.

- Ты бы его назвал как-нибудь, - продолжала гнуть свою линию мамулька. - А то называем его попка да попка. Как в стриптиз-баре.

- Давайте его назовем Кеша, - предложила я.

- О! - сказал папулька. - Невеста встамши! Ну-ка быстро включайся в трудовой процесс. А то твоего гусара будет нечем кормить.

- Кеша не пойдет, - сказала мамулька, наморщив лоб. - Как-то неоригинально. Всех попугаев зовут Кешами.

- Тогда давайте его назовем Бакланов, - предложил папулька.

- Почему? - удивились мы с мамулькой.

- А у меня на работе один водитель есть по фамилии Бакланов, так он без мата ни одного слова сказать не может. Причем ругается так заковыристо, что все начальство обожает с ним ездить, - объяснил папулька.

- Ну да, начальство, - подозрительно сказала мамулька. - Небось, ты первый с ним и катаешься. Я же тебя знаю.

- Ну да, - легко согласился папулька. - С ним не соскучишься. Как начнет по дороге выдавать - ...

- Стоп, - сказала мамулька. - Здесь дети.

- И животные, - добавила я.

"Мадам, позвольте вам пойти в зад" - отреагировал попугай.

- Видала? - пожаловалась мне мамулька, - в каких условиях приходится заниматься готовкой?

- Нефиг плакаться, - бодро сказал папулька. - Он же сказал "в зад", а не еще куда-нибудь.

- Короче, Ир, - сказала мамулька, - бери клетку с этим монстром и тащи его в гостиную. А мне тут и одного нашего папочки достаточно с его выражениями.

- ЭТО КТО Ж ТАКОЕ СДЕЛАЛ! - вдруг взревел папулька так, что я чуть не выронила клетку с Баклановым.

- Что, Боря, что случилось? - всполошилась мамулька.

- Это кто же мою баранину под горячую воду положил? - заорал папулька, показывая на кусок мяса в раковине.

- Ну, я, - растеряно ответила мамулька. - Его же надо разморозить.

- Мама! - патетично сказал папулька, подняв глаза к небу. - Ты видишь, ЧТО со мной здесь делают?

- Во-первых, Боря, если ты обращаешься к Матильде Бенционовне, то смотри лучше в пол, а не на небо, - язвительно сказала мамулька. - Потому что Австралия находится у тебя под ногами, а не на Луне. Впрочем, ты так давно с мамой не разговаривал, что уже неудивительно и перепутать. Во-вторых, Матильда Бенционовна раз двадцать сама видела, что с тобой здесь делают и говорила мне: "Леночка, дорогая, какого хрена ты вышла замуж за этого поца, который вовсе не похож на приличного еврейского мальчика? Если бы его видел покойный папочка, он просто запретил бы ему называться евреем!"

- Что? - возмутился папулька. - Да папочка мне никогда бы не простил, что я женился на гойке! Тебе просто повезло, что мамочка в этом плане очень демократична.

- Это я-то гойка? - заорала мамулька. - Да это ты - не еврей ни фига! Водку пьешь литрами, - начала она загибать пальцы, - пару раз в неделю играешь ночами в покер или в преферанс, причем все время пытаешься мне соврать, что вместо этого соблазняешь секретаршу, деньги разбазариваешь направо и налево, давая в долг всяким шаромыжникам, так что какой из тебя еврей? Смех один, да и точка! А вот я - пашу, как проклятая, по дому и воспитываю красавицу дочь!

- Бакланов! - заорал папулька. - Скажи хоть что-нибудь! Не видишь, меня обижают?

"Кар-р-рлуша hungr-r-ry", - заявил попугай.

- Ой! - испугалась мамулька. - Он еще и не по-русски умеет материться?

- Бакланов заявил, что он голодный, - перевела я.

- Ну так покорми животную! - рассердился папулька. - Не видишь, мы заняты!

- Да уж вижу чем вы заняты, - саркастично сказала я, взяла орешки, клетку с попугаем и пошла кормить животное в гостиную.

С моим уходом, впрочем, бои на кухне немедленно прекратились, потому что мамулька с папулькой, как правило, ругаются совершенно беззлобно, и обычно это делают только на показуху. Я же покормила попугая, убралась в своей комнате и гостиной, попробовала было сунуться на кухню, чтобы перехватить там кусочек чего-нибудь вкусненького, но на кухне готовка была в самом разгаре, поэтому меня просто не пустили.

Я еще немного пошлялась по квартире, прислушиваясь к своим внутренним ощущениям... Все-таки, сегодня должен был прийти молодой человек официально просить моей руки. Но ничего особенного внутри себя так и не ощутила. У меня было такое впечатление, что все это - какая-то игра, и что никто моей руки просить не будет, а если и будет, то понарошку.

Удивляло только то, что родители это все восприняли серьезно и с самого утра пахали на кухне, как пчелки кокосовые. Мне же совершенно не хотелось ни к чему готовиться, поэтому я села рядом с Баклановым и стала его учить фразе: "Windows - must die". Как ни странно, попугай обучался довольно быстро, хотя слово "windows" он выговорить так и не смог. Тогда я попробовала заменить "windows" русским эквивалентом "окошки", но у попугая получалось только "кошки". В окончательном варианте Бакланов выговаривал: "Кошки - масдай", на чем я и успокоилась.

Через некоторое время в комнату вошел папулька, неся в руках два блюда с салатами, который заявил:

- Чего ты здесь расселась? Вышла бы на полчасика на улицу с попугаем погулять. Птичка дорогая, ему свежий воздух нужен. Да и тебе тоже будет полезно. А то вон какая желтая стала от своего телевизора. Перед гусаром будет стыдно.

Я спорить не стала, надела спортивные штаны с курткой, взяла клетку и собралась пойти на улицу.

- Постой, - сказал папулька. - А гусар-то во сколько должен прийти?

Я глянула на часы:

- Минут через сорок.

- Значит ты его тогда у метро и встретишь, - сказал папулька. - Только ты уверена, что нужно идти встречать жениха в таком виде?

- Обойдется, - махнула рукой я. - Не в вечернем же платье мне идти с попугаем гулять.

- Ну, смотри, - сказал папулька. - Тебе виднее. Твой жених, все-таки.

Я вышла на улицу и стала прохаживаться туда-сюда с попугаем Баклановым, сидевшим в клетке. Попугай, как ни странно, вел себя довольно тихо и только на проезжающие мимо машины поглядывал диким взором, бормоча себе под нос: "Кошмар-р-р какой-то, долбить мой лысый чер-реп!"

И чего-то я так загулялась (еще бы, ведь просто погулять на улицу я в последний раз выходила лет пять назад), что забыла обо всем на свете. Поэтому даже вздрогнула от неожиданности, когда перед нами с Баклановым вдруг возник Сергей.

Боже мой! Что произошло с человеком!?! Он был похож на какого-то паршивого графа, отправляющегося на обед к премьер-министру: черный костюм (который на нем смотрелся довольно странно и, похоже, был сшит вовсе не на него), зализанная назад прическа, отстраненный стальной взгляд, букет цветов в одной руке и бутылка шампанского в другой.

Честно говоря, до самого последнего момента я все происходящее воспринимала или как шутку, или как некую игру. Смешно даже - Сергей официально идет просить моей руки. Не верила я в это. До последней минуты не верила. Поэтому и суетня родителей мною воспринималась даже с чувством некоторой неловкости, мол, чего это они так шебуршатся, когда все равно никто не придет.

А тут появляется Сергей, причем не просто так, а в виде какого-то прилизанного графа. Представляете, мой Сергей в смокинге с бабочкой, букетом цветов и бутылкой шампанского! Это же уму непостижимо! Надеюсь, бабульки у подъезда его в таком виде не успели заметить, а то там сейчас скорых толчется - не пройти, не проехать.

- Привет, - прервал Сергей мои раздумья. - Чего это ты в таком странном виде меня встречаешь? Еще и с попугаем каким-то.

"Кв-в-вакнем за дружбу, бр-р-ратан?" - приветствовал его Бакланов.

- Спасибо, друг, - ответил Сергей. - Мне пока нельзя. Мне надо быть в форме. А твоя хозяйка, - он опять с обидой посмотрел на меня, - ни фига не в форме!

- Чего это я не в форме? - обиделась я.

- А мне откуда знать? - сварливо сказал Сергей. - Оделась в спортивный костюм, как какой-то бандит на дипломатическом приеме. Ничего себе встреча жениха...

- Слушай, Серег, у тебя в этом смокинге совсем уже крыша поплыла, - возмутилась я. - Мне что, надо с попугаем по улице в вечернем платье гулять? Да народ от такого зрелища попухнет весь.

- Наплевать на народ, - недемократично ответил Сергей. - Важно то, как невеста встречает жениха. Но невеста сегодня - не на высоте.

- На высоте я только в новых туфлях, потому что там платформа 12 сантиметров, - объяснила я. - А в кроссовках никакой высоты ожидать не приходится.

- Ладно, - сказал Сергей. - Хватит спорить. Мы уже можем отправиться к твоим родителям, или тебе надо еще часок своего драгоценного попугая прогулять, а я пока покурю у помойки?

Видали? Такой саркастичный стал - прям граф настоящий. Конечно, я обрадовалась, когда узрила в своем благоверном совсем новые качества, но с другой стороны - какой-то он строптивый стал, прям ничего ему не скажи, слова поперек не вставь...

- Ну, так я жду, - напомнил Сергей, прервав мои раздумья.

- Пардон, ваше сиятельство, - ответила я. - Разумеется, мы с попугаем не заставим вас дожидаться высочайшей аудиенции, поэтому приглашаем вас к нам во дворец, чтобы откушать, чем послал бог и старший шеф-повар.

- Кел'ер этиль! - высокомерно ответил Сергей, надувшись, как настоящий граф при виде случайно наклонившейся консьержки.

- В таких случаях надо говорить "мерси", - поправила его я. - А то, что ты сказал, это "сколько времени".

- Я и говорю, - рассердился Сергей, - сколько времени мы уже с тобой тут болтаем! У меня вся прическа растрепалась.

- Ничего с твоей прической не сделается, - утешаю его я, но шаг прибавляю. - Ты ее, видать, клеем "Момент" приладил. Теперь даже граблями твою голову не разлохматишь.

- Не "Моментом", а клеем для обоев, - злится Сергей. - Это мне твои любимые бабульки со двора посоветовали. Они сказали, что такой клей легко смывается.

- Ага, легко, - соглашаюсь я. - Правда, вместе с волосами. Но ты мне мил даже лысый.

После этой фразы Сергей окончательно разозлился и пошел так быстро, что я за ним уже не поспевала и болталась со своей клеткой где-то сзади.

- Кстати, ваше высокопреосвященство, - крикнула ему я, - могли бы у дамы клеточку забрать, хотя бы ради хохмы. Мне ее тащить-то - тяжело.

- Не барское это дело - клетки таскать, - высокомерно кидает Сергей, даже не оборачиваясь.

Нет, ну вы видели? Как подменили мужика! И это он еще только моей руки просит. Впрочем, после свадьбы (если она состоится), я ему покажу, кто в доме начальник.

Наконец, добрались до моей квартиры. Я по привычке начала долбить ногой в дверь, мол, предки, открывайте, ваша дочурка пришедши, но Сергей властным жестом меня отстранил и деликатно позвонил в дверь. Открыл нам сам папулька.

- Здра-а-а-а-авствуйте! - сказал он, увидев всю компанию.

"Здор-р-рово, старый хр-р-рен!" - отреагировал попугай.

- Не такой уж я и старый, - пробурчал папулька, глядя на Сергея.

- Да это не я сказал, - испугался Сергей. - Это попугай. Меня он вообще два раза назвал "Гнида бур-ржуазная".

- А-а-а, - успокоился папулька, - тогда все в порядке. Попугаю - можно. Он у нас является живым щитом между мною и тещей, так что ему многое прощается.

- Щитом между тещей? - живо заинтересовался Сергей. - Ну, надо же?

- А у вас тоже есть теща? - радостно удивился папулька.

- Еще нет, но скоро может объявиться, - язвительно сказала ему я. - Это твоя жена, между прочим.

- Чего? - папик явно удивился.

- Сергей, - терпеливо стала объяснять ему я, - пришел просить моей руки. Ведь так? - повернулась я к Сергею.

- Дык, - сказал Сергей торопливо, - в натуре.

- Значит, если он на мне женится, то твоя жена - моя мамулька - станет ему тещей. Понял? - растолковала я папульке.

- Да? - папулька явно расстроился.

- Точно тебе говорю, - подтвердила я.

- Плохо, - неожиданно сказал папулька. - Не люблю тещ.

- Ну, не тебе же с ней жить, - успокоила его я.

- А кому? - поразился папулька.

- Сергею! - заорала я, не выдержав.

- Стоп, - сказал папулька. - Я что-то запутался. Пошли сначала за стол, пропустим по рюмашке, а там и разберемся, кто с кем будет жить.

- Это, коллега, чисто символически! - вдруг выдал Сергей заранее заготовленную фразу, протянув папульке бутылку шампанского.

- О-о-о, - приятно удивился папулька, - так мы коллеги? Вы тоже бабки отмываете? И за какой процент?

- В общем, - смутился Сергей, - бабки я отмывал только один раз. Когда чернила для заправки картриджей на зарплату опрокинул. И то - не отмыл.

- Папа, - с упреком сказала я. - Сергей же у нас программист!

- А-а-а, - спохватился папулька, - ну да, ну да.

- Ну что столпились в коридоре, как на похоронах! - вдруг раздался веселый голос мамульки, которая шла в гостиную со здоровенной салатницей в руках.

- Здрассте, - щелкнул каблуками Сергей, - это вам, - и сунул мамульке свой букет.

- Ой, цветочки! - обрадовалась мамулька, протянула одну руку за букетом, но из второй немедленно выронила салатницу, потому что та была довольно тяжелой.

Салатница тяжело шваркнулась об пол и разбилась со звуком "Кхр-рум".

"Маня, не кашляй! Я р-работаю!" - выдал попугай.

- Сумасшедший дом, - сказал папулька. - Ира, - обратился он ко мне, - веди гостя в гостиную, мы сейчас все уберем и придем.

Мамулька в этот момент начала подметать салат и осколки хрустальной миски букетом цветов, а папулька стал ей помогать, ногами заталкивая обломки в совок.

Я быстро увела Сергея в гостиную и усадила на почетное место.

- А родители у тебя - ничего, - сказал Сергей, - осторожно вытаскивая маслину из салата. - Симпатичные.

- Куда полез руками в салат? - заорала я, после чего Сергей испуганно отдернул руку и застыл в напряженной позе.

Честно говоря, следующие пять минут мы так и сидели молча. Я не знала, что Сергею сказать, а он тем более растерялся от моего грозного оклика и сидел, как пай-мальчик на уроке в первом классе - сложив руки на коленях и опустив голову вниз.

- Серег, - наконец, не выдержала я. - Чего ты сидишь, как мальчик с больным пальчиком? Только что был вылитый граф, а теперь превратился в какого-то приказчика. Ты мне это брось! Ты же боевой программист, а не какой-то книжный червь.

- Ясный пень, не книжный червь, - согласился Сергей, потихоньку расправляя плечи. - Я живую книжку последний раз читал еще тогда, когда у меня ноутбука не было. А это было очень давно.

- Ну вот, - сказала я. - Будь посмелее. Папулька это любит.

- Посмелее, - сказал Сергей с обидой в голосе. - Ты так заорала из-за этого салата, что у меня чуть приступ не сделался!

- Ой, бедненький, - пожалела я парня, встала, подошла к нему, села на колени и начала совать Сергею в рот маслины, кусочки колбасы и редиску, приговаривая: - Кушай, маленький, кушай, мое солнышко.

Сергей пытался было сопротивляться, но боялся, что отторгнутая пища свалится на его умопомрачительный (и явно чужой) костюм, поэтому судорожно это все заглатывал, сопротивляясь только глазами.

- Горько! - вдруг раздалось на всю гостиную.

Я от неожиданности чуть с колен Сергея не сверзилась. Оказалось, что это папулька неслышно вошел в комнату и таким образом пошутил.

- Не рановато кричите, папа? - недовольно поинтересовалась я, вставая с колен своего ненаглядного.

- Ну, я смотрю, вы уже так уютно устроились, - масляно улыбаясь, ответил папулька.

- Просто Сергей застеснялся, вот я и решила его расслабить, - объяснила я, а Сергей, между тем, стал красный, как рак.

- Ты бы лучше пошла переоделась! - вдруг осерчал папулька. - До сих пор в своем паршивом спортивном костюме ходишь, как лоховка какая-то.

- Этот костюм, дорогой папа, вы мне привезли из Финляндии, - парировала я. - И если он паршивый, то предъявляйте претензии сами себе!

- Собственно, костюм хороший, - поправился папулька, - а просто я имел в виду, что он не очень подходит к сегодняшнему мероприятию. Ты бы сходила, доча, переодеться, - просительно сказал он, - а я Сергея пока развлеку.

- Слушаюсь и повинуюсь, - ответила я и отправилась в свою комнату.

Там быстро переоделась и стала было в темпе краситься, но чего-то увлеклась своим правым глазом и не заметила, как прошло чуть ли не полчаса. Когда я опомнилась и побежала в гостиную, то вдруг неожиданно обнаружила, что комната совершенно пуста. Пошла было на кухню, но там нашла только мамульку, которая колдовала над своей рыбой и сказала, чтобы начинали без нее, мол, она скоро придет.

Я вернулась в пустую гостиную и вдруг увидела, что стул, на котором сидел Сергей, валяется на боку. Кроме того, из комнаты папульки доносились какие-то странные и очень подозрительные звуки... Я подбежала к закрытой двери комнаты, прислушалась и... О Боже! Из-за двери раздавались такие дикие крики-вопли, как будто они там дрались не на жизнь, а на смерть! Неужели папулька поднял руку на Сережу? Ну, папулька - еще ладно, он всегда был боевой не в меру. Но Сережа! Он же такой спокойный и даже немного застенчивый. А из-за двери слышался такой рев, как будто он сражался против дикого пещерного медведя, вооруженный только ковриком для мыши. Впрочем, пещерным медведем, похоже, выступал папулька, потому что он ревел, как смертельно раненый бананом крокодил. У меня, конечно, нервы не выдержали, и я ворвалась в комнату, даже не постучавшись, толком себе не представляя, что делать дальше и кого от кого защищать...

Ну конечно! Как я сразу не догадалась? Папулька с Серегой рубятся в игру "Замок ведьм" (вообще-то она называется "Wizard Of War" - "Мастер войны", но папулька прозвал ее именно так) и не обращают внимание ни на что на свете. Причем папулька орудует джойстиком, а Серега елозит по коврику мышкой так, что мышка, похоже, от трения скоро задымится. Бой, как водится, идет не ради славы. Причем папулька выбрал самый сложный вариант: когда игроки сражаются и друг с другом, и со всякой нечистью, шляющейся по замку.

- Нельзя же так орать, - возмущаюсь я, еле переведя дух, - ко мне чуть кондратий не пришел от ваших криков.

- Какой Кондратий? - спрашивает папулька, продолжая сражаться. - Сегодня сватается Серега. Кондратия назначай не раньше, чем на послезавтра.

- Ага, - говорит Серега, ловко залепляя папульке стрелой в лоб. - Только не сегодня. Сегодня мы заняты.

- Тьфу ты, - в сердцах реагирую я и иду жаловаться на них мамульке.

Мамульке эта ситуация не впервой, поэтому она решительно отправляется в кабинет папульки, в течение каких-то десяти минут ухитряется вырвать у них из рук орудия смерти и разрушений, после чего приводит героев в гостиную. На них, если честно, просто страшно смотреть. Оба раскрасневшиеся, глаза дикие, у папульки галстук съехал куда-то подмышку, а Серегина бабочка больше напоминала в дупель пьяного Бетмена, чем праздничное украшение смокинга.

- Эх, как ты меня на повороте саданул, - с наслаждением сказал папулька, обращаясь к Сереге, - просто наслаждение.

- Да вы меня тоже раз пять здорово подловили, - польстил ему Сергей. - А уж в яме я просто нигде скрыться не мог. Три раза прям на выходе стрелу в затылок получал.

- В общем, - подытожил папулька, - мы с тобой оба бойцы - хоть куда. Сейчас квакнем, а после этого на пару пойдем монстров мочить. Командная игра интереснее.

- Да ну, - закапризничал Сергей, - квакать мне надоело. Лучше в "Замок ведьм".

- Как это? - растерялся папулька. - Мы же стол готовили. Мамулька с Иркой ждут. Нет, брат, квакнуть придется по любому. К тому же, - вдруг вспомнил папулька, - ты у нас собирался попросить что-то очень ценное.

Сергей непонимающе посмотрел на папульку. Потом осторожно спросил:

- "Квакнем" - это что в данном случае означает? Я так понял, что явно не "поиграть в Quake".

- А-а-а-а-а, - догадался, наконец, папулька, - вы в ЭТОМ смысле! Нет, мой юный друг, под термином "квакнем" мы, офицеры, подразумеваем небольшой выпивон хорошего коньяковского под шикарную закуску.

- Я - за! - поднял руку Сергей.

- Садись, пять! - отреагировал довольный папулька. - Я знал, что в твоем лице встречу коллегу по интересам. А уж когда ты мне первый раз в лоб в "Замке ведьм" залепил, я понял, что ты - свой в доску! Так чего ты там хотел у нас попросить?

- Папа! - крикнула я, озверев до невозможности.

Шутки - шутками, но папулька в своем юморе уже перешел все границы. К моей руке нельзя относиться столь легкомысленно. К счастью, в гостиной появилась мамулька со своей коронной рыбой на блюде, и все сели за стол.

Папулька быстро разлил всем коньяка в специальные пузатые бокалы.

- Боря! - негодующе сказала мамулька. - Ты чего себе целых полбокала набухал? В них же полагается наливать на донышко!

- Мамочка, вот ты сейчас все бросишь и начнешь МЕНЯ учить, как коньяк по бокалам разливать, да? - издевательски спросил папулька. - Если налить совсем на донышко, то когда будешь пить, коньяк размажется по стенкам бокала и в рот вообще не попадет, поняла?

- Тогда почему ты мне налил на донышко? - негодующе спросила мамулька.

- Да потому что тебе этого коньяка только понюхать - сразу станешь пьяная, - объяснил папулька. - А ты сегодня - не забывай - хозяйка стола! Ты должна быть в форме.

- То-то я смотрю, что ты намерен очень быстро форму потерять с такими темпами, - пробурчала мамулька.

- Я должен успокоить свои нервы, - сказал папулька. - Мне раз десять засадили стрелой то в лоб, то в затылок. Хочешь чтобы у меня истерика случилась от волнения?

Мамулька хмуро посмотрела на папульку, но возражать не стала. Сергей, между тем, взял свой бокал, встал и раскрыл рот, намереваясь что-то сказать.

- Сидеть! - скомандовал папулька, и Серега сел, как подрубленный.

- Позже скажешь, - успокоил его папулька. - Сначала надо выпить за знакомство, - он поднял бокал. - Итак, давайте выпьем за знакомство с... - тут он задумался, - ... молодым человеком по имени Сергей, - нашелся папулька, - который в первый раз пришел в наш дом.

- В пятый, - одновременно сказали мы с Сергеем.

Воцарилось неловкое молчание.

- Я имею в виду, - веско пояснил папулька, - в первый раз пришел в наш дом, когда и мы с мамочкой в нем находимся.

Мы с Серегой послушно закивали головами. Мол, теперь все понятно, папочка, нет вопросов, так что за это дело можно и квакнуть как следует.

Все выпили, после чего воцарилось традиционное молчание, которое всегда наступает после первой рюмки.

- Сергей, - наконец, прервала тишину мамулька. - Возьмите попробовать моей рыбы.

Серега протянул было руки к блюду, но потом покраснел, как маков цвет и сказал:

- Если честно, я ее есть не умею.

За столом воцарилось неловкое молчание. Сергей, сам того не зная, затронул больную для нашей семьи тему. Дело в том, что когда папулька знакомился со своей будущей тещей, он тоже был небольшим докой по части поведения за столом: коньяк пил холодным из маленьких рюмочек, рыбу ел с помощью ножа, курицу рвал руками, белое вино мог пить с десертом, а красное - вообще черт знает когда. Моя бабушка любила его шпынять на эту тему, поэтому папулька уже давно возненавидел все проявления обеденного этикета. Единственное, к чему он приучился - это правильно пить коньяк, а все остальное пил и ел, как хотел, причем не терпел, чтобы ему об этом напоминали.

Я на всякий случай пнула Сергея ногой под столом, чтобы он не заострял внимание на этой теме, но забыла, что почетного гостя усадили на венский стул с тоненькими ножками, в результате чего случился небольшой конфуз: я угодила прямо по ножке стула, которая немедленно подломилась с печальным всхлипом смертельно раненного Буратино, после чего мой благоверный рухнул на пол, по-прежнему сохраняя пунцовую окраску щек.

Снова воцарилось неловкое молчание.

- Кто посмел уронить моего боевого товарища? - сурово поинтересовался папулька, накалывая на вилку кусок колбасы.

- Это... это ножка у стула подломилась. Извините, - сказал Сергей, поднимаясь с пола.

- Серег, да наплюй ты на этот чертов стул, - добродушно сказал папулька, пока мамулька бежала на кухню за дубовой табуреткой. - Я давно ожидал, что он сломается. Все его для тещи готовил...

- Папа! - с упреком сказала я.

- Это тебе, доча, она бабушка, - пояснил папулька, отправляя в рот кусок колбасы, - а мне она - тефа! - закончил он, начиная жевать.

Мамулька принесла табуретку, Сергей осторожно сел на нее и пиршество понеслось дальше.

- Серег, бери рыбу! - скомандовал папулька. - В нашем доме не принято эстетствовать за столом. Хочешь есть ножом - ешь ножом. Хочешь рвать ее руками на мелкие части - рви, сколько хочешь. Желаешь кушать ее прямо ротом - кушай прямо ротом. У нас - полная демократия, - с этими словами папулька залез в блюдо с рыбой прямо рукой и схватил здоровенный кусок.

- Боря! - негодующе вякнула было мамулька, но была остановлена грозным взглядом папульки и больше не выступала.

Сергей тоже осторожно полез в блюдо с рыбой (правда, ножом с вилкой), достал оттуда кусочек по душе и стал его уписывать.

Некоторое время все наслаждались рыбой.

- Божественно! - неожиданно сказал Сергей.

- Что? - переспросила мамулька и вся зарделась.

- Рыба, говорю, божественная, - пояснил Сергей. - Я такой рыбы вообще никогда не ел.

На лице мамульки последовательно сменялись всевозможные спектры выражения крайнего удовольствия.

- Много не наедайся, - предостерег его папулька. - Впереди еще царица полей - плов.

- Царица полей - это рыба, - пояснила мамулька. - Потому что она женского рода.

- Убойная рыба, - продолжал нахваливать Сергей. - Я такого сазана просто в жизни никогда не ел.

За столом воцарилось напряженное молчание. Я снова пнула Сергея ногой и на этот раз попала.

- Это осетрина, - сказала мамулька с самым разнесчастным выражением на лице.

- А я как сказал? - делано удивился Сергей.

- Вы сказали - "сазан", - объяснила мамулька с горькой обидой в голосе.

- Разве? - снова удивился Сергей. - Не обращайте внимания. Это я просто после боя немного заговариваюсь. Стрела какой-то важный нерв в голове задела. Конечно это осетрина. Сазан же совсем другой.

Я снова пнула его ногой под столом. Прием, вроде, нехитрый, но мамулька успокоилась и опять развеселилась.

Папулька, между тем, снова налил всем коньяка. Сергей вопросительно посмотрел на него, папулька важно кивнул головой, Сергей взял свой бокал и встал.

- Дорогие... - начал было он и вдруг замолчал.

Было понятно, что он хочет назвать моих родителей по имени отчеству, но у папульки он знал только имя, а у мамульки даже имени не знал. Я же решила ничего не подсказывать, чтобы посмотреть, как он сам выкрутится.

- Дорогие... - продолжил Сергей, мучительно размышляя, - родители Иры, - наконец, нашелся он.

Все заулыбались, мол, парень все-таки соображает.

- Позвольте мне в этот счастливый день, - торжественно сказал мой благоверный, - попросить у вас руки вашей дочери.

- Логично, - сказал папулька, опрокидывая в рот бокал.

- Чего логично? - растерялся Сергей.

- Логично, говорю, что попросить у нас руки нашей дочери, - объяснил папулька. - Было бы глупо просить у нас руки какой-нибудь чужой дочери. То есть мы, конечно, могли и согласиться, но проку от этого нашего согласия - нуль, - глубокомысленно заявил папулька и снова полез за рыбой.

- Боря, а я говорила, чтобы ты не наливал сразу по полбокала, - сказала мамулька.

Папулька в ответ на этот выпад только махнул рукой. Мы же с Сергеем, между тем, чувствовали себя полными идиотами. Надо было спасать положение, потому что Сергей совсем растерялся и стоял с бокалом в руке как столб посреди поля. Я-то к папулькиным закидонам уже привыкла, а вот ему это все было в диковинку.

- Дорогой папа, - решительно сказала я, - хватит уже вола за хвост крутить. Тебе задали конкретный вопрос - можно ли претендовать на руку твоей красавицы-дочери.

- Насчет "красавицы" я ничего такого не помню, - категорично заявил папулька. - Сергей просто сказал - вашей дочери. Так что ты отсебятину не неси. Хотя ты, конечно, действительно красивая, - сказал папулька, одобрительно скользнув по мне взглядом, - потому что вся в меня.

Ну что вы с ним будете делать? Все время разговор в сторону уводит.

- Папа! - взвизгнула я. - Отдаешь руку дочери или нет? Отвечай в темпе. У Сергея уже рука бокал держать устала.

- Серег, да сядь ты, - посоветовал ему папулька. - И выпей уже. Не беспокойся, никуда от тебя Иркина рука не денется. А вот так сразу я ответить не могу. Из принципа. Хотя все равно мое согласие или отказ ни на что не повлияет.

- Почему не повлияет? Еще как повлияет, - вежливо сказал Сергей.

- Ну да, - усмехнулся папулька. - То есть если я тебе откажу, то ты на Ирке жениться не будешь?

Сергей задумался. Я его снова пнула под столом, потому что это раздумье мне сильно не понравилось.

- Конечно женюсь, - наконец, сказал Сергей. - Но буду очень переживать, что вы против.

- Молодец, - сказал папулька. - Хвалю. Кстати, а где вы жить собираетесь?

- В моей квартире, - сказал Сергей. - Она, правда, однокомнатная, но зато отдельная.

- Какой хороший мальчик, - прокомментировала мамулька.

- Тогда бери, - сказал папулька и снова всем разлил коньяк.

- Чего бери? - не врубился Сергей.

- Иркину руку, - объяснил папулька. - Только осторожно. И не забывайте по выходным к родителям на обед приезжать. Мы же с Иркой уже давно живем и к ней привыкли.

- Каждое воскресенье - как штык, - пообещал Сергей. - Тем более, что здесь так потрясающе кормят.

- Я тоже согласна, - сказала мамулька, которая от удовольствия снова зарделась, как маков цвет.

- Ну, - сказал папулька, - поскольку все формальности соблюдены, предлагаю всем выпить. Все-таки, первый раз нашу кровиночку замуж отдаем. За нее, конечно, многие сватались, но мы, родители, были на страже ее интересов и врага не допустили.

- Папа! - предупреждающе сказала я, потому что вовсе не хотела, чтобы он Сергею рассказывал о том, как к нам в дом приходил их начальник.

- Что-то ты для невесты больно шумная, - сказал папулька. - Это я с тобой привык миндальничать, а с мужем так разговаривать не смей. Он тебе живо отвыкнет командовать.

- Гы-гы, - сказала я.

Отвыкнет он мне, как же. Я сама кому хочешь отвыкну.

- Правда, Серег? - обратился папулька к Сергею.

Тот пожал плечами - мол, так-то оно конечно так, но он не знает, что сказать, чтобы и папульке угодить, и от меня после мероприятия по шее не получить.

К счастью, папулька вдруг вспомнил о своем плове и побежал за ним на кухню, так что эту скользкую тему мы замяли. А Сергей начал опять говорить мамульке комплименты по поводу ее готовки, от чего мамулька сидела и млела. Под конец Сергей настолько раздухарился, что даже поднял бокал с тостом "За самую лучшую тещу на свете", но был вовремя остановлен вошедшим в комнату с пловом на руках папулькой, который попросил в его доме не выражаться и никаких тещ не упоминать.

Плов, между тем, пошел как-то с трудом, потому что все уже налупились салатами и рыбой. Сергей, правда, вовсю расточал папульке комплименты, но папулька от еды уже несколько осоловел и на все похвалы только вяло кивал головой. Коньячок, между тем, лился рекой и дело уже шло к концу второй бутылки. В какой-то момент папулька неосторожно затронул компьютерную тему, и моего благоверного понесло на разговоры. Папулька, правда, все это слушал с удовольствием и даже помогал Сергею из зеленого лука и редисок сооружать на столе схему звездообразного соединения локальной сети, но мы с мамулькой откровенно заскучали. Причем настолько заскучали, что даже пошли на кухню, чтобы мамулька могла покурить. Там она мне наговорила всяких комплиментов по поводу Сергея, и мы пришли к выводу, что я - молодец.

Когда через минут пятнадцать мы вернулись в гостиную, нас там ожидал сюрприз - папульки с Сергеем в комнате не было. Не было их и в комнате папульки, и вообще в квартире. Наконец, минут через двадцать эта парочка заявилась с улицы. Оказывается, они взяли бинокль и ходили смотреть великое противостояние с Марсом. Но Марса на небе они не нашли (просто потому что мало выпили, как язвительно прокомментировала мамулька), зато на каком-то балконе узрили девушку, занимающуюся шейпингом.

- Так это вы ее полчаса разглядывали? - поинтересовалась я у Сергея шипящим от злости голосом.

- Понимаешь, - сказал Сергей, - уж больно у нее спортивный костюм был смешной - такой обтягивающий-обтягивающий.

- Так, - сказала я. - Помолвка расторгается. Больше мне не звони и вообще замуж мне рано.

С этими словами я убежала в свою комнату и заперлась там. Сергей с папулькой минут пять скреблись под дверью, уговаривая их пустить, но я пошла на принцип. Впрочем, они как-то быстро успокоились и ушли в отцовскую комнату снова играть в компьютер. Но минут через пятнадцать под дверью снова объявился Сергей, который под аккомпанемент папулькиного банджо спел мне какую-то дурацкую серенаду. Я расхохоталась, его простила, открыла дверь и сказала, что помолвка возобновляется. Серега позвал родителей, мы это дело снова отметили, после чего он засобирался домой, поскольку было уже поздно.

Я его вышла проводить во двор и на улице поинтересовалась - решили ли они что-нибудь с папулькой насчет свадьбы. Сергей сказал, что они этот вопрос обсудить не успели. Ну да. За девушкой в обтягивающем костюме они полчаса наблюдать успели, а обсудить важный вопрос со свадьбой - не успели. Нет, я от этих мужиков иногда просто угораю.
 

Warrior Kratos

Активный пользователь
Сообщения
1,216
Реакции
354
Баллы
473
Подача заявления

После внушительного сватовства, с таким блеском произведенного Сергеем, ситуация странным образом как бы зашла в тупик. Уже и моими родителями, и нами с Сергеем предполагалось, что мы поженимся, но никто не совершал дальнейших телодвижений. Я это все несколько недель терпела, но затем решила, что пора предпринимать активные шаги или хотя бы выяснить ситуацию, поэтому в один из выходных отправилась беседовать с папулькой.

Долго его искать по квартире не пришлось, потому что у папульки в этом доме всего четыре точки присутствия: или, пардон, туалет, где он просиживает часами, изучая прессу и сводные таблицы ситуации на рынке ценных бумаг, или кухня, где он может находиться часами, рассказывая мамульке последние сплетни с работы, или спальня, где он спит под звуки стрельбы, доносящейся из телевизора, либо его рабочий кабинет, где папулька работает в игру "Lines" или, на худой конец, в "Тетрис". Причем по игре определяется его настроение. Если на экране торчит картинка с "Лайнсом" - это значит, что у папульке вполне хороший настрой. Если же он, чертыхаясь, укладывает фигурки на дно стакана в "Тетрисе" - это означает, что папулька чем-то раздражен. В особо тяжелых случаях, когда у него какие-то неприятности на работе, папулька насупливает брови и играет в "Doom", метко всаживая пулю за пулей в лоб всяким монстрам, которых он называет именами своих конкурентов. Причем "Doom", несмотря на то, что эта игра уже давно устарела, он не желает менять на что-нибудь более современное, говоря, что только в этой игре создатели достигли такого потрясающего сходства лиц монстров с Дуклиным из фирмы "Аякс", Нечипоренко из фирмы "Кладезь" и хитрющим Панкратовым из враждебно-дружественной фирмы "Люкс".

В тот момент, когда папулька играет в "Doom", к его комнате лучше и за километр не подходить, потому что на любые вопросы папулька отвечает сквозь зубы: "Будьте любезны, изложите свою просьбу в письменном виде и передайте ее моей секретарше Алле Сергеевне". Причем отвечает так он даже на мамулькины просьбы, которая за упоминание имени Аллы Сергеевны в нашем доме может убить. Но папулька в таком состоянии сам убьет кого угодно, что хорошо знают все монстры и мы с мамулькой, поэтому его лучше оставить в покое.

Но сегодня, к счастью, папулька был в прекрасном настроении и увлеченно резался в свой любимый "Лайнс", возбужденно крича на всю квартиру, когда ему попадался квадратик не того цвета, на который он рассчитывал.

- Папа, - сказала я ему, подойдя к компьютеру и нажав на кнопку "Pause", чтобы затормозить игру.

- Что такое? - недовольно спросил папулька, одним глазом кося на монитор, чтобы воспользоваться моментом остановки и сразу прикинуть, куда рассовать падающий столбик с разноцветными квадратиками, а другим глазом выражая свое неодобрение попыткам помешать ему в тот момент, когда он "работает у себя в кабинете".

- Папа, - повторила я. - Ты помнишь, что к нам недавно приходил мальчик, который просил моей руки?

- Помню, - ответил папа нетерпеливо. - К нам приходил недавно мальчик, который просил твоей руки. А я тут при чем? Он же твоей руки просил, а не моей. Так что моя рука до сих пор принадлежит мне и хочет играть в "Лайнс".

- Моей руки он просил у тебя, - терпеливо объясняю я. - И ты ему не ответил отказом.

- Ну да, - согласился папулька. - А что, надо было отказать?

- Нет, - ответила я, - можно было и не отказывать. Меня только другое волнует. С того момента прошел почти месяц, я нахожусь в подвешенном состоянии, а мне никто ничего не говорит. Сергей молчит, как рыба об лед, вы с мамулькой - тоже ничего не говорите...

- Подожди, дочь, а что мы должны делать-то? - в глазах папульки - искреннее недоумение.

- Ну, - замялась я, - например, назначить день свадьбы. Обсудить ее, в конце концов. Вы вообще родители или где?

- Я не понимаю, чего ты суетишься-то? - спросил папулька очень спокойно. - У тебя теперь жених - есть?

- Есть.

- Ну и не нервничай. Раз жених есть, значит он все и решит. Я же не буду за ним бегать с лопатой и орать: "Серега! Назначай день свадьбы, подлец!" У нас семья не что-нибудь... Мы занимаем довольно высокое социальное положение в обществе и ты - наша дочь - не какая-нибудь лахудра-бесприданница. Так что парень должен сам подсуетиться. Этим он себя и покажет. А ты сейчас находишься в помолвленном состоянии, как говорили раньше, так что не беспокойся. Некоторые девушки помолвленными лет пять ходили и ничего. Сдюжили. Так что радуйся и наслаждайся холостой жизнью.

- А-а-а-а, - сказала я. - Поняла. То есть ты не дергаешься из принципиальных соображений.

- Именно, - ответил папулька. - Я знал, что ты въедешь, потом что ты умом пошла вся в меня.

- Мамулька тоже говорит, что мой глубокий ум - от тебя, - мстительно сказала я, - потому что ее - до сих пор на месте.

- Дитя хамит, - глубокомысленно сказал папулька. - Причем не только хамит, но и мешает папе работать. Вывод - пороть ремнем!

- Всех не перепорете, - заявила я, покидая этот негостеприимный кабинет.

- Опа мать! - заорал папулька, запуская "Лайнс". - Опять синий! Ну что ты будешь делать, а?

Я вернулась в свою комнату и стала думать. Ситуация вырисовывалась довольно странная. Разумеется, я вовсе не хотела уж так замуж, чтобы самой форсировать события. С другой стороны, я готова была выйти замуж за Сергея, потому что знала: в моих руках этот парень станет знаменитым! Ну и я вместе с ним заодно. А сейчас получалось так, что Сергей сделал над собой неимоверное усилие и попросил моей руки, папулька сделал неимоверное усилие и ему не отказал, после чего они оба стали почивать на лаврах, совершенно не собираясь что-нибудь дальше делать. И эта ситуация могла продолжаться еще очень долго. Терпеть такое положение дел я не собиралась, поэтому решительно сняла трубку и позвонила Сергею.

- Але, - раздался в трубке заспанный голос моего благоверного.

- Милый, я тебя не разбудила? - фальшиво встревоженно осведомилась я.

- Разбудила, - ответил Сергей и зевнул так, что чуть не проглотил трубку.

- Сейчас, милый, уже одиннадцать часов дня, - саркастично сообщила я. - И почему ты дрыхнешь в это время - не очень понятно.

- А то ты не знаешь, - лениво сказал Сергей, - что программисты часто по ночам работают.

- Знаю я, как они работают, - заявила я. - Или по Интернету шляются, или в чатах сидят, или почту читают.

- Вот и неправда, - горячо заспорил Сергей.

(Я уже давно заметила, что особенно горячо он спорит в тех случаях, когда я попадаю в точку.)

- Я всю ночь новый проект делал, - объяснил он.

- Ладно, - говорю, - проект. Ты мне лучше другое скажи: мы с тобой женимся, или я могу уже начинать рассматривать другие предложения?

На том конце воцарилось потрясенное молчание.

- Не понял, - наконец, сказал Сергей. - Что значит "другие предложения"?

- То и значит, - ласково сказала я. - Ты думаешь, что ты один потрясен моей красотой и умом? У меня в институте таких потрясенных - хоть пруд пруди. С утра до вечера ходят и трясутся.

- Я им потрясусь, - обозлился Сергей. - Я им так потрясусь! Завтра же пойду к тебе в институт...

- Стоп, - говорю я. - Не сомневаюсь, что это будет нечто ужасное, но мы сейчас обсуждаем совсем другой вопрос.

- Какой? - спрашивает Сергей.

Блин, думаю я, неужели все мужики так медленно въезжают? И этот, вроде, еще один из самых сообразительных.

- Сережа, - говорю я мягко. - Ты просил моей руки, или мне это приснилось в кошмарном сне?

- Просил, - отвечает он твердо.

- Тебе мои родители ответили отказом или согласием? - снова интересуюсь я.

- Согласием.

- Тогда будь любезен, назови мне дату того светлого дня, когда мы хотя бы пойдем подадим заявление, - ласково говорю я, - чтобы я знала: успею я за это время за кого-нибудь другого сходить замуж или не успею. Ты не думай, я на тебя не давлю с подачей заявления. Можешь тянуть столько, сколько хочешь. Просто мне надо скорректировать свои планы.

На том конце трубки снова воцаряется молчание. Сергей явно раздумывает. Я тоже жду, и его не дергаю.

- Знаешь что, - наконец, раздается его голос. - Заявление мы с тобой прямо завтра пойдем подавать. А после подачи я загляну к тебе в институт, чтобы посмотреть, кто именно там потрясается. Я лучше их сам потрясу, чтобы они не перетряслись.

- Ну, договорились, - говорю я. - Во сколько встречаемся?

- В три часа дня возле загса на "Речном вокзале".

- Как скажешь, милый, - говорю я, кладу трубку и тяжело вздыхаю. Все-таки, тяжело с этими мужиками. Пока их в нужную сторону подтолкнешь, весь язык стереть можно.

На следующий день встречались, как и договорились, в три часа дня возле загса. Подача заявления - это, конечно, еще не свадьба, но и уже не поход в кино, поэтому я оделась более-менее празднично, накрасилась и вообще - вид имела соответствующий. Девчонки из институтской группы (у меня в этот день были занятия) моментально заметили мое необычное состояние и забросали вопросами. Но я молчала, как партизан. Не потому что боялась сглазить или еще из-за чего-нибудь, а просто не хотелось рассказывать раньше времени, тем более что в Сергее, к сожалению, до конца никогда ни в чем нельзя было быть уверенной.

Лично я на свидание пришла минут на пятнадцать раньше срока, а Сергей - ну конечно! - опоздал. Вот ненавижу эти его опоздания и никогда к ним не могу привыкнуть! Ладно еще, когда он опаздывает, например, в театр (куда, если честно, мы ходили один раз, и я с ним потом две недели не разговаривала... впрочем, это отдельный разговор), но опаздывать на подачу заявления - это уже не просто слишком, а настоящее безобразие!

- Здравствуй, милый! - встретила я его этой ласковой фразой, сказанной таким зверским тоном, что Сергей невольно присел и попятился.

- Э-э-э, привет, - сказал он и криво улыбнулся.

- Ты мне сразу скажи, - ринулась я на него, - на сколько часов или дней ты намерен опоздать на свадьбу. А то, может, и вообще не стоит эти подачи заявления затевать?

- Ир, Ир, постой, не горячись, - совсем испугался он. - Чего ты раскипятилась? Я опоздал, - тут он посмотрел на часы, - ровно на четыре минуты и три секунды. А в пределах Москвы - ну, ты же знаешь - до пятнадцати минут никак не считается за опоздание.

- Да мне наплевать, что считается, а что не считается, - совсем разбушевалась я. - Ты посмотри, как ты одет!

- А как я одет? - удивился он.

- Вот именно! - заорала я. - Как ты одет! В смысле, во что!

- В черные джинсы, - очень осторожно сказал Сергей.

- Ну да! В твои чертовы компьютерные черные джинсы, в которых я тебя вижу уже черт знает сколько времени! И в эту чертову майку с этой чертовой надписью "Фидо - есть", чтоб оно все сдохло! Я что, за все Фидо замуж выхожу? - орала я уже во весь голос.

- А-а-а-а-а, - догадался Сергей. - Так ты из-за моей майки с джинсами раскипятилась! Ир, ты очнись или водички холодной выпей. У нас сегодня не свадьба! У нас сегодня - подача заявления. Приходим, заполняем заявление, расписываемся, получаем день и час свадьбы - и все. Свободны. Ни тебе ресторана, ни тебе толпы друзей с поздравлениями. Все это будет, но не сегодня.

- Вот я о чем и говорю, - сказала я тихо и совершенно безнадежным голосом, - что тебе - все равно. Что подача заявления, что поход за пивом, что Комтек, что поход со мной в театр. Тебе - наплевать. Потому что ты - бездушный эгоист, и я совершенно не понимаю, почему ты вдруг решил на мне жениться. Женился бы на своем компьютере или на своей Фидо с Интернетом - так было бы правильнее.

- Ир, - примирительно говорит он, - не кипятись. Смотри, какой я тебе букетик принес, - и протягивает мне то, что в его интерпретации называется "букетиком".

- Что это? - безнадежно спрашиваю я, глядя на уменьшенный в пять раз макет веника из так называемых "цветов".

- Букет цветов, - отвечает этот негодяй, и ни один мускул на его лице даже не дрогнул от такой чудовищной лжи.

- Сережа, - говорю я ему. - Ты когда-нибудь настоящие цветы видел?

- А эти - какие?

- Эти - никакие. Это вообще не цветы. Это отходы цивилизации под названием "лютики-за-пять-рублей-у-бабульки-возле-метро". Вот рядом с этими бабульками есть киоск, где торгуют ЦВЕТАМИ. Там так и написано - "ЦВЕТЫ". Причем написано по-русски и большими буквами. В следующий раз если тебе придет в голову подарить мне цветы, ты мне лучше дари те цветы, которые продаются под вывеской "ЦВЕТЫ", а не у бабульки возле метро. Договорились?

И тут я понимаю, что уже переборщила со своими выступлениями, потому что Сергей этот "букет" швыряет куда-то по направлению к метро, ни слова не говоря разворачивается и уходит куда-то по направлению к шоссе. И тут я обращаю внимание на то, что на ногах у него - вычищенные ботинки, а не обычные дурацкие кроссовки, что джинсы он явно пытался погладить, хотя и не очень получилось, и что майка - явно постирана максимум два дня назад, а не в прошлом году. Да и на голове наблюдается нечто похожее на укладку, что с его стороны - настоящие подвиг, потому что у Сергея дома валяется какой-то древнейший фен, предназначенный для сушки головы сразу целиком с помощью специальной насадки, которая давно потеряна. И чтобы уложить голову этим феном, его приходится держать двумя руками и аккуратно носить вокруг головы. Удовольствие - ниже среднего, потому что он весит как ведро с водой, да и напор у фена такой, что волосы с головы сдувает.

Короче говоря, мне стало стыдно, что я на него так наорала. Ведь он действительно готовился к мероприятию, а я просто сразу этого не разглядела. И цветочки даже купил. Конечно, паршивые и дешевые, но мужики в цветах все равно ни черта не понимают. Они считают, что если покупают нечто, что формально может называться термином "цветы", то мы уже должны прыгать от радости. Впрочем, ничего не поделаешь: их надо учить, учить, учить и учить. Такие уж они от природы.

Поэтому я побежала за Сергеем, догнала его и некоторое время молча шла рядом с ним.

- Сереж, - наконец, сказала я. - Мы заявление сегодня будем подавать или нет?

- Не знаю, - пробурчал в ответ он. - Мне сначала надо хорошенько подумать. Если ты устраиваешь скандалы по совершенно пустяковому поводу еще до подачи заявления, то интересно - в какой ад превратится моя жизнь после женитьбы.

- Ага, - говорю я. - То есть ты боишься трудностей и считаешь себя слабохарактерным червяком?

- Это еще почему? - удивляется он.

- Да потому, - объясняю я. - Подумаешь, наорали на него за этот чахлый букетик. Наорал бы сам в ответ. Мне же надо было пар выпустить по тому поводу, что я тебя ждала двадцать минут.

- Четыре минуты, - поправляет он.

- Двадцать, - говорю я. - Я пришла на пятнадцать минут раньше.

Сергей останавливается и внимательно смотрит на меня. Потом говорит:

- Значит, ты считаешь, что я опоздал на двадцать минут, потому что ты пришла на пятнадцать минут раньше срока?

- Конечно, - уверенно говорю я. - Мог бы и пораньше прийти. Сегодня же день подачи заявления, а не какой-нибудь паршивый культпоход в кино.

Сергей начинает хохотать, как безумный.

- Очень смешно, - говорю я язвительно.

Он начинает еще больше хохотать.

- Сейчас пупок развяжется, - объясняю ему я, начиная снова злиться. Чего он ржет, как крокодил?

Наконец, Сергей успокаивается.

- Нет, - говорит он, - женская логика - это что-то невероятное!

- Молчи уж, - говорю я ему. - Это вы все усложняете. И динозавра у вас встретить - одна десятимиллионная, когда на самом деле - пятьдесят процентов.

- Ой, - стонет он, - не напоминай, а то пупок точно развяжется.

- Короче, - говорю я. - Если мы идем подавать заявление - вперед и даже рысью. Если не идем, тогда до свидания, у меня еще сегодня много дел.

- Какие это у тебя дела? - подозрительно спрашивает он. - Мы же заявление собрались подавать? Что это у тебя за дела?

- Почему это у меня не может быть каких-то своих дел? - возмущаюсь я. - Заявление подать - пятнадцать минут. Ну а дальше я занимаюсь своими проблемами.

- Так вот какое у тебя наплевательское отношение к подаче заявления! - начинает возмущаться он.

- Молчи уж, - говорю я. - На свою майку дурацкую посмотри.

- У меня - только майка, - парирует он, - но никаких дел на сегодня я не назначал. - Зато у тебя - формальный подход. Оделась, конечно, как на праздник, но после мероприятия надумала смыться. Так вот кто наплевательски относится к этому события! Правду-то - не скроешь!

- Слушай, - говорю я, - мне эти ляй-ляй конференции уже надоели. Вот тебе последний шанс: или идем подавать заявление, или бай-бай.

- Сама, главное, начала, а сама же еще и недовольна, - заявляет Сергей, но разворачивается и послушно топает в сторону загса.

Не буду долго томить, заявление мы все-таки подали. И день свадьбы нам назначили. На конец августа. Причем Сергей, оказывается, даже и не представлял, как проходит процедура подачи заявления, потому что все время пытался тетке, выдающей бланки, объяснить, почему он решил жениться, какие у него планы на будущее и так далее. Я даже устала его ногой под столом пинать. Наконец, мы вышли из загса, держа в руках выданные бумажки.

- Ну чего? - спросила я Сергея. - Какие у тебя планы на сегодня?

- Планы? - задумался он. - Да мне, вообще-то, хорошо бы на работу вернуться, а то я отпрашивался всего на час.

- А чего тогда орал, что я после загса куда-то собралась? - поинтересовалась я.

- Кто орал? - в глазах Сергея - искреннее недоумение.

Я тяжело вздохнула.

- Ладно, езжай на работу, а вечерком созвонимся.

- Ну, пока, - сказал Серега, клюнул меня в щеку и помчался.

Вечером пришел с работы папулька, и я ему сообщила, что заявление подано и день свадьбы назначен.

- Поздравляю, - сказал папулька. - Теперь надо свадьбу готовить.

- Этим тоже Сергею надо заниматься? - обреченно спросила я.

- А то кому же? - удивился папулька. - Я, конечно, мероприятие в должной мере профинансирую, но все решительные шаги - на нем. Так полагается.

Я тяжело вздохнула - дожить бы до этой свадьбы. Впрочем, сама напросилась, так что кого уж в этом винить...
 

Warrior Kratos

Активный пользователь
Сообщения
1,216
Реакции
354
Баллы
473
Разговор перед свадьбой​
До свадьбы оставался всего месяц, а вокруг меня по-прежнему никто даже и не чесался. Папулька, впрочем, сразу же заявил, что он готов обеспечить необходимое материальное вспомоществование (произнося эти напыщенные слова, папулька надулся, как стратостат перед взлетом), но руководить процессом должен исключительно мой жених. Я сначала на него здорово злилась, потому что папулька - неимоверно деятельный и энергичный человек, и ему организовать какую-то свадьбу - дело пяти минут, но потом пришла к выводу, что он, в сущности, совершенно прав. Я же не за папульку замуж выхожу, а за Сергея, поэтому лучше сама все увижу еще до свадьбы, чем после нее.

А что, спросите, Сергей?.. У моего благоверного процесс подачи заявления вызвал такой упадок сил, что он уже почти два месяца ходит в утомленном состоянии и о процессе подготовки к свадьбе ничего слышать не желает. Точнее - слышать желает, но делать ничего не желает. Нет, он от меня не прячется и даже наоборот - повадился пару раз в неделю забегать к нам поужинать (еще бы, после его чипсов с пивом мамулькины шикарные ужины - это нечто фантастическое), но никаких активных действий не предпринимает.

Честно говоря, я уже и не знаю, что мне делать. Такое ощущение, что у парня завод пружины разом закончился, а как его снова завести - я не знаю. Предложение он мне сделал сам, руки моей у родителей попросил сам, а дальше - стоп машина. На подачу заявления я его чуть ли ни за волосы вытаскивала, а теперь вот начинается эта канитель со свадьбой. Что, опять мне его пинать по каждому вопросу? Ведь свадьба - это не подача заявления. Тут надо решить массу организационных вопросов. Я уж молчу о том, что в старые времена женихи невестам платье покупали... Сейчас такого не дождешься. Ну а кольца! Свадебный стол! Состав гостей! Приглашения... Кто этим всем будет заниматься, я вас спрашиваю? Я, в принципе, могла и сама, но невесте все это делать - просто неприлично.

Как-то раз вечером, в очередной раз задавая себе все эти вопросы, я пришла на кухню, где мамулька с папулькой собирались садиться ужинать.

- Папа! - решительно сказала я папульке, который только-только налил себе рюмашку аперитивчика (был вечер пятницы, а в этот день папулька всегда позволял себе выпить перед отходом ко сну, который у него сопровождался просмотром какого-то видеофильма). - И что вы-таки думаете по поводу свадьбы вашей единственной дочурки?

Папулька аж поперхнулся, но рюмашку все-таки проглотил, хотя потом долго откашливался.

- Доча, - наконец, сказал папулька. - Что за вопрос! Я давно уже высказал свое отношение. Папа Боря, безусловно, готов страдать материально и ждет только соответствующей команды. Я так и вижу эту картину, - размечтался папулька и глаза его затуманились... - Ира с Сережей сидят на кухне, разрисовывают план расстановки гостей перед боем... пардон, во время свадьбы. Спорят до хрипоты, потом у Сережи появляется мысль пригласить на свадьбу какую-нибудь знаменитость, например, Диму Маликова...

- Не надо Маликова, - сказала мамулька, продолжая колдовать у плиты. - У гостей аппетит может пропасть.

- Ничего ты не понимаешь в современной эстраде, - заявил папулька. - Нормальный парень и поет мелодичную музычку. Кушать под такое - одно удовольствие! Я же не предлагаю позвать Элиса Купера.

- Ну, так и чего? - тороплю его я, потому что знаю как папулька умеет перескакивать мыслью с одного на другое. - Сережа решил пригласить какую-то знаменитость, а дальше что?

- Ну вот, - папулька с удовольствием возвращается к этой идиллической картине. - Сережа решил пригласить ради тебя какую-то знаменитость, но ты возражаешь, потому что это стоит много денег. И тогда вы, продолжая спорить, встаете и бежите к папочке в кабинет...

Папулька прервался, налил себе еще рюмку, произнес: "За свадьбу", и медленно ее выцедил, покряхтывая от удовольствия.

- Папа! - сказала я резко. - Меньше алкоголизма! Больше дела! Что было дальше? Ваша дочка нервничает от этих сладостных картин.

- А в кабинете, - продолжил папулька, - сидит папочка и...

- Играет в "Лайнс", - докончила я за него.

- И работает с программой электронной биржи, - не моргнув глазом, произнес папулька. - Детишки в пушистых тапочках вбегают к папочке в кабинет... - и тут глаза его увлажнились.

- В каких пушистых тапочках? - недоуменно сказала мамулька. - Боря, что ты несешь?

- А что, - спросил папулька, отрываясь от своих видений, - у нас дома нет таких пушистых тапочек в виде зайчиков, кроликов или лисичек?

- Господь с тобой, Боря! - испуганно сказала мамулька. - Да в жизни у нас таких тапочек не было.

- Значит завтра купите! - вдруг рассердился папулька. - Я что, мало денег на хозяйство оставляю?

- Будет сделано! - торопливо сказала я, боясь, чтобы папулька не переключился на решение бытовых проблем, на которых он может зациклиться часа на два, особенно после пары-тройки рюмочек. - Итак, детишки в пушистых тапочках подбегают к папульке...

- К папочке, - уточнил папулька, и глаза его снова затуманились. - Подбегают к папочке, отрывают его от важной работы... - тут папулька как будто даже всплакнул...

- Мам, - шепотом спросила я. - Он до моего прихода сколько рюмок выпил?

- Штуки четыре, - ответила мамулька.

- А-а-а, - сказала я. - Тогда понятно, откуда тапочки взялись.

- Отрывают, говорю, его от важной работы, - продолжил папулька, справившись с волнением, - и говорят: "Папочка! Мы хотим нам на свадьбу пригласить огромную знаменитость - Элиса Купера..."

- Диму Маликова, - поправила я.

- Пофиг, - отреагировал папулька. - Важен сам факт. Короче, не перебивай.

- Молчу, - сказала я.

- "Но нам, - говорите вы, - для этого нужно еще сколько-нибудь немножечко денежек в национальных американских долларах". И я говорю: "Детки, а сколько вам для этого еще-таки нужно"? И вы отвечаете: "Долларов пятьсот, не меньше"!

- Щас! - говорю я, прервав патетику этой минуты. - Какие пятьсот долларов? За частное выступление тот же Маликов возьмет штуки три, не меньше!

- Да? - с возмущением спросил папулька и как будто бы даже сразу протрезвел. - Ни фига себе аппетиты.

- Ну так, папа, - деловито сказала я. - Он же - звезда! Станет он из-за каких-то пятисот долларов мараться.

- Ничего себе! - совсем оскорбился папулька. - Даже я - звезда в области биржевых махинаций - стану мараться из-за пятисот долларов. А ему, видите ли, в лом! - и он возмущенно полез в тарелку с салатом, которую мамулька только что поставила на стол, но получил от мамульки по рукам.

- Такова жизнь, папочка, - сказала я. - Ну, так и что? Ты же не досказал притчу.

- Это не притча, - горько сказал папулька. - Это мои светлые мечты, которые ты разбила суровой правдой жизни.

- Ну вот, - расстроилась я. - И что, я так и не узнаю, чем там дело кончилось?

Папулька задумался, пожевал губами, но потом все-таки продолжил:

- Короче говоря, детки заявляют, что им для этого чертового Маликова нужно еще пару тысяч долларов.

- Три, - поправила я, но папулька поправку проигнорировал.

- И тут папочка говорит, - сказал папулька, и в его голосе снова зазвучали сентиментальные нотки: - "Детки! Да берите столько, сколько хотите! Лишь бы вы были счастливы и здоровы! Папочка же работает только для того, чтобы вам-таки было хорошо! Нужна вам тыща - берите тыщу! Нужно пятьсот долларов - берите пятьсот! Да хоть сто долларов - все берите! Залезайте в тумбочку под компьютером и берите!"

- Щас! - сказала я. - Там еще с прошлых выходных всего пятьдесят баксов осталось.

- Как это? - спросил папулька, с которого снова слетел весь сентиментальный настрой.

- Пап, ну ты чего? - даже обиделась я. - Ты же сам сказал, чтобы я взяла оттуда денежек и сводила подружек в кафе, чтобы отметить помолвку и подачу заявления.

- Да? - несколько ошарашено спросил папулька.

- Именно, - подтвердила я.

- А когда я такое сказал? - на всякий случай поинтересовался папулька.

- В прошлую же пятницу, - объяснила я. - Когда пришел после покера.

- А-а-а-а, - как бы вспомнил папулька. - Понятно. И сколько же ты подружек пригласила? Весь твой факультет и еще пару соседних? Там же было больше тысячи баксов!

- Пап, ну что ты как маленький, ей богу, - рассердилась я. - Пришло только девять девчонок. Мы очень мило посидели в "Санта Фе". Бурито, текила, свиные ребрышки "барбекю", мексиканский ансамбль и огненный десерт с "Арманьяком". Ты же сам говорил, когда я тебе жаловалась на то, что предложение мне сделали в метро: "Доча! Я тебе обещаю, что будет тебе и бурито, и десерт с "Арманьяком"...

- Ну да, - растеряно подтвердил папулька. - Обещал. Но я думал сам тебя в "Санта Фе" сводить и вовсе не имел в виду, что ты туда всех своих подружек поведешь...

- Ну вот, - надулась я, - весь праздник испортил.

- Я испортил? - поразился папулька...

- Ну ладно, хватит, - решительно сказала мамулька. - Развели тут картину: "Народный суд судит народный контроль народными методами". Давайте лучше ужинать.

- Короче, - сказала я папульке. - Ничего этого пока не наблюдается. Ни пушистых тапочек, ни Димы Маликова, ни даже Элиса Купера. Серега молчит, как партизан, и даже не чешется. А я уже, между прочим, в бешенстве.

- Кстати, - сказал папулька, - у некоторых народностей есть такой обычай: невеста сбегает прямо со свадьбы, если она плохо организована. И при этом не считается потом опозоренной или замужней, а несостоявшийся муж покрывает себя вечным позором.

- Да? - поразилась мамулька. - А почему мне перед свадьбой никто этого не рассказал?

- Нет, ну ни фига себе! - возмутился папулька. - Я, да еще в ТЕ годы, закатил ТАКУЮ свадьбу, что ее вся округа несколько лет помнила.

- Во-во, - сказала мамулька. - Именно что потом несколько лет всяких забулдыг приходилось из дома выковыривать. Я уж молчу о том, что первая брачная ночь у нас состоялась спустя неделю со дня свадьбы, потому что гости все никак разойтись не могли.

- Вот это наезд! - возмутился папулька и только собрался было начать с мамулькой скандал по полной программе, как в дверь раздался звонок.

Мамулька пошла открывать, и из прихожей раздался ее голос:

- А-а-а-а, Сережа! Здравствуйте, Сережа. Заходите, раздевайтесь...

Через пару минут на пороге кухни появилась мамулька с Сергеем. Мой жених был в прекрасном расположении духа, а ради праздничного дня (они с моим папулькой вполне солидарны в том плане, что вечер пятницы - безусловно праздник, потому что конец рабочей недели; Серега даже у папульки перенял манеру называть ее "тяпница") он даже притащил пару цветочков - мне и мамульке. Мне - розу, а мамульке - гвоздику.

Надо сказать, что давешний разговор у загса по поводу качества цветов явно пошел ему на пользу. Потому что Сергей прекратил покупать чахлые и пыльные букетики из придорожных рахитичных лютиков-ромашек, которые продают бабульки у метро, и теперь покупает нормальные цветы. Конечно, все время таскать огромные букеты у него не хватает денег, поэтому он приносит по одному цветочку. Стоит это немного, а впечатление производит. Так что парень все-таки вполне поддается моей дрессировке. И это очень даже хорошо.

- Серега! - заорал папулька, которому скучно было одному находиться в дамском обществе. - Сидай, друг, бери стакан. Ты как будешь пить? По-русски - из стакана, или по-казацки - из стакана? Или по-моему - из трех рюмок сразу?

- Здрассте, Борис Натанович. Привет, Ирка, - сказал Сергей, усаживаясь за стол. - Я буду пить по-программистски - из кружки.

- Во! - поразился папулька. - То есть тебе целую кружку коньяка набухать, что ли?

- Нет, - сказал Сергей. - Мне туда хорошо бы пива. Кружка - она пивом заполняется намного лучше, чем коньяком. У пива коэффициент поверхностного натяжения больше.

Папулька мне подмигнул - мол, учись, как парень излагает, после чего сходил к холодильнику, достал пару бутылок пива и поставил их перед Сергеем.

- Никто не возражает, - спросила мамулька, - если я сюда Бакланова принесу? А то он один в гостиной совсем захирел.

- У меня есть возражения, - откликнулась я. - Мало того, что папулька после пятничного коньяка периодически ругается, так теперь еще и Бакланов начнет свои замечания вставлять. А нам, между прочим, - очень веско сказала я, понимая, что больше тянуть с этой темой нет никакой возможности, - сегодня необходимо обсудить один очень важный вопрос.

- Ну, вопрос-то от нас не убежит, - заявил папулька, наливая Сергею пива и себе коньяка, - а вот о птичке надо бы и позаботиться. И вообще, Ир, не понимаю я твоей черствости. Тебя бы так заперли в клетку и оставили одну в гостиной.

- Эх, - вздохнула мамулька, - для любой женщины замужество - золотая клетка.

- Ну, мамуль, это у тебя она золотая, - сказал папулька, осторожно отправляя в рот запеченный тостик с сыром. - У многих других она вообще стальная. А у некоторых даже - чугунная.

- Вот лично я ни в чем не собираюсь ограничивать Ирину свободу, - неожиданно заявил Сергей, и я вдруг заметила, что две бутылки пива, стоящие на столе, уже пустые.

- Ну, Серег, это ты сгоряча, - добродушно сказал папулька. - Тебе пива еще плеснуть?

- Ага, - ответил Сергей.

- А вас, папа, - сказала я, начиная злиться, - я бы попросила не вмешиваться в нашу личную жизнь.

- Молчу, молчу, - сказал папулька, снова отправляясь к холодильнику.

Во время этой паузы мамулька сходила за попугаем, принесла клетку и повесила ее на традиционное место - рядом с посудным шкафом. Бакланову мамулька насыпала корма, а также отогнала от клетки папульку, который все намеревался плеснуть попугаю немного коньячка, чтобы тот, дескать, принял участие в торжественном ужине.

- Итак, - сказал папулька, когда все вернулись за стол, - выпьем за предстоящую свадьбу!

- Ну, здрассте! - заявила мамулька.

- Что такое? - растерялся папулька. - Свадьбу уже отменили?

"Отменили талоны на водку. Позор-р-р!" - немедленно откликнулся из клетки Бакланов.

При этих словах мы с Сергеем разом поперхнулись своими напитками. Он - пивом, я - апельсиновым соком.

- Что значит выпьем? - возмущенно сказала мамулька, развивая свою мысль. - У мужиков налито, а дамы, значит, сидят и ни в одном глазу? Причем даже никто и не побеспокоился, чтобы им чего-нибудь налить. Ну ладно ты, Боря, - накинулась она на папульку, - но вот от Сережи я этого не ожидала. Он всегда был такой внимательный!

Серега при этих словах засуетился, вскочил, чуть не опрокинув свой бокал с пивом, побежал к холодильнику, достал оттуда бутылку вина и от волнения налил мамульке вина в коньячный бокал.

- Бокалы для вина, - елейным голосом сказала я, - стоят на полке у плиты.

- Да ладно тебе, - сказала мамулька, - и из такого выпью. Не маленькая. В наши студенческие годы мы с папулькой вино даже из строительной каски пили.

- Ага, - подтвердил папулька. - Золотое было времечко. А сейчас только и знаем, что выпивать из всякого хрустального барахла...

"Хр-рустальное сердце огня не боится!" - сообщил Бакланов.

- И коронарного шунтирования - тоже, - подтвердил папулька.

- Ир, а тебе чего налить? - растеряно спросил Сергей.

- Ей надо кока-колы плеснуть, - авторитетно заявил папулька. - Сейчас вся молодежь пьет кока-колу, и от нее такие глюки идут, что даже группу "Руки вверх" можно слушать без отвращения.

"Пить эту мер-р-зость может только половозр-р-релый великовозр-р-растный пр-р-ридур-р-рок", - заявил попугай.

- Борь, ну что ты болтаешь! - возмутилась мамулька, но папульку уже было не остановить никакими путями. Тем более, что Бакланов сегодня с ним был заодно.

- Я выпью коньяка, - сказала я грозно. - В обстановке непрерывных оскорблений со стороны папульки и евонного попугая я хочу настроиться с папулькой на одну волну, чтобы мои блестящие парирования его выпадов были им восприняты должным образом. И его попугаем - тоже.

Папулька сделал совершенно невообразимое выражение лица, которое одновременно выражало две противоречивых мысли. Первая - ай, дочка, маладца, как излагает! Вторая - ну дочка и обнаглела! Видать, надо бы ее выпороть!

Наконец, всем было налито, папулька снова поднял бокал и произнес тост за предстоящую свадьбу. Все выпили и стали закусывать кто чем. На пару минут воцарилось молчание.

- Серег, - через некоторое время решительно сказал папулька. - Какие у тебя планы на ближайшее будущее?

- Ну-у-у, - протянул Сергей. - Планов - громадье. Во-первых, надо лоджию разобрать. А то у меня там целый культурный слой антикварных компьютеров. Я думаю, что если как следует порыться, то нижний слой можно сразу в музей сдавать за большие деньги. Там, по-моему, даже "Агат" валяется.

- Агат - красивый камень, - сказала мамулька. - Зачем его на балконе держать?

"Тетя Агата - р-редкостная сука!" - объявил всем Бакланов.

- Кушай, солнышко, - сказал ему папулька. - Жри свое семя. И хватит болтать за едой.

- Да нет, - объяснил Сергей. - Это был такой древний советский компьютер. Некоторые аксакалы говорят, что он даже когда-то работал. Иногда. Но я этого своими глазами не видел.

- С лоджией - понятно, - очень терпеливо сказал папулька. - Я имею в виду планы на совсем недалекое будущее.

- Ну, - опять задумался Сергей. - Свою NT на Windows 2000 хочу поменять. Говорят, что глюки в ней не смертельные.

Мы вместе с папулькой одновременно скорчили очень похожие рожи. Я хотела было уже взорваться, но папулька мне сделал еле заметный знак - мол, не выступай, я сам разберусь.

- Окей, - сказал папулька. - Тогда начинаю задавать наводящие вопросы.

- Нет проблем, - твердо сказал Сергей. - А можно еще пива?

- Пока нет, - так же твердо ответил папулька. - Ответишь на все вопросы - получишь пива. Не ответишь, будешь есть селедку, пока от жажды не помрешь.

- Понял, - сказал Сергей. - Вернулись времена преследования первых христиан.

"Хр-р-ристиан пор-р-рвал кар-р-рман", - кокетливо сказал Бакланов.

- А ты христианин? - заинтересовался папулька.

- Неа, - ответил Сергей. - Я сионист.

-Ух, ты! - непонятно чему обрадовался папулька. - А чего это вдруг? Ты же, вроде, не еврей.

- При чем тут еврей? - удивился Сергей. - На "Си" все порядочные люди работают. Я имею в виду, конечно, "Си плас-плас", - поправился он.

Папулька так и завис с открытой челюстью. Я поняла, что разговор опять коварным образом уходит в сторону. Наплевать мне на его вероисповедание, решила я, но от обсуждения свадьбы уходить я не позволю.

- Папа! - почти закричала я. - При чем тут его вероисповедание?

- Ну да, - очнулся папулька. - Короче, Серег, скажи мне, как мужчина - будущему тестю: ты жениться собираешься?

- Собираюсь, - твердо ответил Сергей. - А можно мне еще пива?

- Минутку, - ответил папулька. - Еще пару вопросов. Раз жениться собираешься, значит должна быть свадьба. Так?

- Ну, это как посмотреть, - как-то лениво ответил Сергей.

На кухне воцарилась жуткая тишина.

Самое интересное заключалось в том, что виновник временного онемения всего коллектива нашей дружной семьи сидел себе как ни в чем не бывало, покусывал тостики и вертел башкой во все стороны, дожидаясь, когда ему выдадут следующую пару пива.

- Ну и говнюк же ты, братец, - неожиданно совершенно спокойным голосом сказал папулька. - Как ты можешь мне - своему боевому командиру - такие слова говорить?

- Какому боевому командиру? - перепугался Сергей.

- Это цитата из Серафимовича, - объяснил папулька. - Роман "Железный потоп".

- "Поток", - поправила его я.

- Наплевать, - отмахнулся папулька. - Сейчас главное - выяснить, что затеял этот потомок Билла Гейтса.

- Почему вы меня оскорбляете? - разобиделся Серега. - Что я вам такого сделал?

- Да уж, пап, - сказала я, - это ты чересчур. Сергей, конечно, сболтнул чего-то не то, но не настолько же. Может, мы ему еще сумеем объяснить глубину его морального падения. Зачем же сразу Гейтсом обзываться?

- Да что такое случилось? - совсем разнервничался Сергей. - Что я такого сказал?

- Повтори, -потребовала я, - те жуткие слова, которые ты произнес по поводу свадьбы.

- Какие? - спросил Сергей. - Кстати, - обратился он к папульке, - мне обещали пива.

- Дырку ты от бублика получишь, а не Шарапова, - ответил папулька, который, как видно, остаток вечера решил беседовать одними цитатами.

"Шар-р-рапнули шр-р-рапнелью по шар-р-рнир-р-ру!" - согласился Бакланов.

- Те самые, - злобно сказала я. - По поводу "ну, это как посмотреть"...

- Во-во, - подхватил папулька. - Я от этих слов аж черный весь сделался.

- Вы, Борис Натанович, и так черноволосый, - парировал Сергей.

- Я имею в виду - в душе, - объяснил папулька.

- Короче, - сказала я, - Серега, что ты имеешь против свадьбы? Выкладывай сразу. Потому что лучше раньше, чем никогда.

- Да ничего я не имею против свадьбы, - начал защищаться Сергей. - Просто подумал, что обычная свадьба - ну, это же скукотища жуткая. Все сядут за стол, напьются, потом встанет какая-нибудь тетя Сара и прочитает жуткие стихи...

- За тетю Сару не бойся, - прервал его папулька. - Я эту старую идиотку сам ни на какую свадьбу звать не собираюсь.

- Боря! - укоризненно сказала мамулька. - Как можно так плохо отзываться о своих родственниках?

- Облить бы этих родственников бензином... - кровожадно сказал папулька.

- Боря! - в ужасе воскликнула мамулька.

- И бросить к пираньям, - закончил свою светлую мысль папулька и стал обгладывать куриную ножку.

- Ну вот, - продолжил Сергей, не давая себя сбить с толку. - Все сидят, пьют и только и знают, что орут "Горько".

- Ну, пьют - это вполне закономерно, - сказал папулька, наливая себе очередную рюмку и доставая, наконец, из холодильника Серегино пиво. - А насчет "Горько"... Если ты этого так не любишь, будем кричать "Сладко". Я лично буду этим делом дирижировать.

- Да я же не об этом, - махнул рукой Сергей. - Такое мероприятие - раз в жизнь. Ну, может, два или три...

Тут я его довольно больно пнула ногой под столом.

- В общем, - заторопился Сергей, - хочется, чтобы оно запомнилось и было оригинальным.

- Это я понял, - сказал папулька, опрокинув свою рюмку. - Ты не крути вокруг да около. Ты прямо говори свои требования. Конечно, с террористами переговоры у нас вести не принято, но ради единственной дочки я готов на любые траты. В пределах, конечно, разумного.

- Я не террорист, - объяснил Сергей. - Я сисадмин.

- А они заложников тоже захватывают? - заинтересовался папулька.

- Заложников? - задумался Сергей. - Ну, если юзеров считать заложниками, тогда - пожалуй.

- Я не знаю такой национальности - "юзеры", - признался папулька.

- Зато я знаю, - сказал Серега и почему-то развеселился.

Тут я поняла, что надо нить беседы брать в свои руки.

- Друзья, - сказала я решительно. - Может, вы возьмете бокалы и отправитесь в папулькин кабинет, чтобы там спокойно обсудить свои проблемы. А то мы битый час уже торчим на кухне, но до сих пор ни один вопрос так и не решен. Вы все языком болтаете туда-сюда, а о деле - ни гу-гу. Может, я вообще все это мероприятие зря затеяла? Может, мне вообще лучше в старых девах походить лет до двадцати пяти, пока я не встречу мужчину своей мечты?

- Я всегда думал, что я и есть - мужчина твоей мечты, - сказал Сергей и надулся.

- События последних дней показали, что в мечте обнаружились изрядные прорехи, - язвительно сказала я. - Дело серьезное, а вы с папулькой все никак в нужную колею разговора войти не можете.

- Короче, - сказал папулька, - Ирка права. Серега, быстро говори, почему свадьбу не хочешь! - с этими словами он стукнул кулаком по столу.

- Хочу я свадьбу, - заторопился Сергей, - но оригинальную. В молодежном стиле.

- Например? - подозрительно спросила я.

- Пригласим толпу продвинутой в компьютерном плане молодежи, - объяснил Серега, - возьмем винца, шашлычков и поедем в Монино.

- Ну здрассте! - вдруг подала голос мамулька, всполошив задремавшего было Бакланова, который стал бить крыльями и орать: "Здор-р-рово, кур-р-рва! Пожр-р-рать пр-р-ринесла?"

- Ни в какое Монино я свою рыбу не повезу, - решительно сказала мамулька. - Да и моя мама, - добавила она, - за город не поедет.

- Да? - неожиданно заинтересовался папулька, который открыл было рот, чтобы разнести Серегино предложение по всем пунктам, но последнее мамулькино уточнение несколько изменило его позицию.

- Черта с два! - решительно заявила я. - Праздновать свадьбу с толпой компьютерщиков на природе я не собираюсь. Можете для этого какую-нибудь другую невесту искать.

- Ну почему же с толпой компьютерщиков? - даже как бы разобиделся Сергей. - У меня вовсе не одни компьютерщики знакомые. По-моему, было минимум трое знакомых из нормальных людей.

Он поднял голову наверх и стал чего-то высчитывать, шевеля губами.

- Нет, - наконец, вспомнил он. - Не три. Один. Да и тот, по-моему, то ли умер, то ли женился.

- Господи! - сказала я с отвращением. - Чего ты несешь! Это все от пива. Я тебе поставлю условие, что после нашей свадьбы - никакого пива!

Сергей и папулька потрясенно замолчали.

- Ну, дочь, - прервал тяжелое молчание папулька. - Так нельзя. Это хуже терроризма. ООН такие заявления решительно осуждает.

- Да мне наплевать, - сказала я, обозленная уже до предела. - Быстро решайте, что делаем со свадьбой. Или я прямо здесь расторгаю помолвку и возвращаю Сереге обручальное кольцо.

- А я тебе его разве дарил? - изумился Сергей.

- Конечно не дарил. Я его сама себе купила. От тебя разве дождешься? - язвительно сказала я.

- Тогда не отдавай кольцо, раз сама купила, - рассудительно сказал папулька.

Короче говоря, разговор опять зашел в тупик. Ну что ты с ними будешь делать, а?

- Ир, ты не горячись, - примирительно сказал Сергей. - Я же вовсе не хочу сделать так, как ты не хочешь. Я сделаю так, как ты хочешь. Если это, конечно, совпадает с моими пожеланиями, - поправился он.

- Короче, - сказала я решительно. - Свадьбу играем в каком-нибудь недорогом кафе. Стол заказываем там, но договариваемся, что принесем свое спиртное.

- А моя рыба? - всполошилась мамулька.

- Елена Станиславовна! - сказал Сергей. - Зачем вам уродоваться почти на сто человек? Лучше на второй день сделаете вашу замечательную рыбу, когда останутся только самые близкие друзья.

- На сколько человек? - заорала я. - Какие сто человек? С моей стороны будет пять подружек и все! Ну, и Петя Суворов, с которым я еще с детского сада дружу.

- Петю - давить, - решительно сказал Серега. - На моей свадьбе - никаких петь суворовых.

- С нашей стороны тоже народу будет немного, - сказал папулька. - Только самые близкие родственники. Городов из четырех-пяти. Американские и австралийские наверняка не прилетят, так что можно не беспокоиться.

- Ну как это не прилетят? - заспорила мамулька. - Твоя мама обязательно прилетит. Значит с ней прилетит дядя Суня. А он всегда таскает с собой жену, любовницу, сына любовницы с женой и любовницей, дочку жены с хахалем и тетю Клару, которая всей этой ораве делает рыбу-фиш.

- Мда, - задумался папулька. - дела. И ведь действительно все прилетят. Короче говоря, - сказал он Сереге, - с нашей стороны будет человек пятьдесят. И все жрут, между прочим, как СЭС на проверке пищеблока.

- Ничего, - сказал Сергей, - прокормим. С моей стороны тоже много народу будет. Одних фидошников придется человек тридцать звать. А то кого-то не позовешь - обида потом будет на всю жизнь. По cети же сплетни мгновенно расходятся.

Я себе как представила толпу, состоящую наполовину из папулькиных австралийских родственников, а на другую половину - из компьютерщиков-фидошников, так мне сразу немного поплохело. При этом даже вариант с Монино вдруг стал казаться чем-то симпатичным.

- Договорились, - сказал Сергей. - Раз с народом мы определились, завтра отправляюсь искать кафе на сто человек.

- Серег, ты не дрейфь, - заявил папулька. - Расходы я беру на себя. Конечно, "Санта Фе" для такого мероприятия арендовать не надо, но кафе подбирай вполне приличное, не жмотись. Свадьба - мероприятие ответственное, и его надо провести на высоте. Так что все сделаем так, как полагается. Музыку пригласи, массовика какого-нибудь, затейника...

- Ну, этих затейников у нас там и так будет - вагон и маленькая тележка, - развеселился Сергей. - Вот это я гарантирую. А насчет денег - так я тоже зарабатываю неплохо. Сам все оплачу.

- Да брось ты, - заспорил папулька. - Даже в кафе мероприятие на сто человек - это очень кругленькая сумма.

- Фигня, - сказал Сергей. - Я уже не в первый раз подобные мероприятия провожу. Если подойти к делу грамотно, расходы будут минимальны.

- Не надо подходить к делу грамотно, - встревожилась я, потому что была намного более папульки осведомлена о том, что собой представляют фидошные сборища. - Надо подходить к делу так, как говорит папулька.

- Давайте поступим следующим образом, - предложил Сергей. - На вашу половину гостей я заказываю все так, как вы хотите, а на свою - так, как считаю нужным.

Я было заспорила, но папулька сказал, что это - вполне справедливо. И они тут же договорились, что папулька оплачивает стол для наших родственников, а Сергей - аренду зала, музыку и стол для своих знакомых. Чем-то мне вся эта идея не нравилась, но папулька заявил, что это честно и по-мужски, так что мои протесты высокими договаривающимися сторонами во внимание приняты не были.

Далее Сергей с папулькой углубились в сложные расчеты количества алкоголя, необходимого на такую ораву, а я покормила всеми забытого Бакланова. Тот с увлечением начал грызть семечки, периодически благожелательно заявляя: "Хор-р-рошо пожр-р-рать - тоже надо уметь!"

Наконец, все предварительные переговоры были закончены, Сергей допил свое пиво и стал откланиваться. Я вызвалась его проводить, потому что хотела еще обсудить пару вопросов. Мамулька пыталась мне сунуть клетку с Баклановым, мол, хорошо бы прогулять птичку, а то она в квартире совсем замшела, но я категорически отказалась таскаться по улице с этим цветастым хулиганом, потому что боялась, что меня из-за его выступлений могут просто побить.

Сначала мы шли молча. Сергей находился явно в благодушном настроении и время от времени даже что-то напевал себе под нос.

- Наконец-то хоть что-то решили со свадьбой, - прервала молчание я.

- Угу, - ответил Серега.

- Если бы не я, то вы бы и не почесались, - высказала я то, что давно уже накипело.

- Угу, - снова ответил Сергей, который явно решил уклоняться от любых попыток ближнего боя.

- Что угу? - начала заводиться я.

- Если бы не ты, мы бы и не почесались, - миролюбиво ответил Сергей.

Вот гад! Со всем соглашается. Хорошая тактика. А я при этом не имею возможности устроить даже небольшой скандалец, хотя явно намеревалась это сделать. Ладно, раз соглашается, значит надо ловить момент.

- И вот еще, Сергей, - решительно говорю я. - За ужином меня тогда остановил папулька, но я совершенно серьезно говорю, что тебе после свадьбы надо будет завязывать со своим пивом.

- Это еще почему? - спросил Сергей, с которого немедленно слетело все его хорошее настроение.

- Мне не нравится этот пивохлеб, - заявила я. - Во-первых, у тебя скоро нарастет пузо. Во-вторых, пиво - вредно.

- Кто тебе такую чушь сказал? - удивился Сергей. - Пиво - натуральный продукт, и оно наоборот - полезно. Если, конечно, не пить его по десять литров в день. Но я высасываю пару бутылочек, не больше.

- Пить каждый день - это алкоголизм, - решительно говорю я. - А мне муж алкоголик не нужен.

- Это смотря как пить, - парирует Сергей. - Вся Франция каждый день пьет вино, а вся Америка с Англией - пиво. Но алкоголиков там на порядок меньше, чем у нас. Вот если бы я каждый день выдувал по бутылке водки - тогда твои претензии были бы справедливы. Но пиво - это совсем другое дело.

- Меня раздражает, когда ты пьешь пиво, - сказала я довольно гнусным голосом.

- Это исключительно твои собственные проблемы, - начал звереть Серега.

Ничего себе! Он, оказывается, умеет зубки показывать.

- Что ты сказал?

- Что слышала.

- Значит ты отказываешься ради меня прекратить пить пиво? - заорала я.

- По-моему, с твоей стороны - просто глупо предъявлять такие требования, - сказал Сергей. - Ты еще потребуй, чтобы я перестал фидошную почту читать и по Интернету лазить.

- Кстати, - холодно сказала я, - хорошо, что ты об этом заговорил. Лично мне вовсе не улыбается иметь мужа, который все ночи подряд проводит за компьютером. Так что и в этом плане тебе придется дать мне кое-какие гарантии.

- Надо же, - задумчиво и как бы про себя сказал Сергей, - оказывается, что все эти разговоры, мол, женитьба это добровольная тюрьма - чистая правда?

- Не тюрьма, - объяснила я, - а добровольно взятые на себя обязательства.

- Знаешь, Ир, - решительно сказал Сергей. - Давай договоримся так. Или я выполняю все твои требования, но тогда ты даешь мне обещание прекратить читать Маринину, смотреть телевизор, слушать Таню Буланову и поклянешься, что никогда в жизни не будешь разговаривать по телефону больше двух минут, или мы остаемся каждый при своих привычках и недостатках. Решай быстро, мы уже почти пришли.

Я задумалась. Это был коварный ход.

- Знаешь, - наконец, сказала я. - Моя любовь к Марининой, Булановой и телевизору на здоровье не влияет и разрушительного действия на семью не оказывает.

- Черта с два, - сказал Сергей. - Еще как оказывают. Когда я слышу Буланову, у меня сразу депрессия начинается.

- Кто тебе сказал такую глупость? - злюсь я.

- Я тебе сказал, - парирует Сергей. - Ты мне вон тоже заявляешь, что пиво вредно для здоровья, хотя оно полезно, так что я с полным на то правом могу сказать, что Буланова оказывает вредное действие на мою центральную нервную систему.

- Значит не бросишь пить пиво? - решительно спрашиваю я.

- Значит не прекратишь слушать Буланову? - тем же тоном спрашивает этот гад.

- Давай так, - я пытаюсь найти компромисс. - Я тебе ничего не говорю про Интернет и Фидо, а ты ничего не говоришь про Маринину и Буланову. Но пиво ты пьешь только по выходным и праздникам. Остальные требования я снимаю.

- Договорились, - почему-то легко соглашается Сергей. - Но телевизор ты смотришь тоже только по выходным и праздникам.

- При чем тут телевизор? - ору я.

- При том же, при чем мое пиво, - спокойно отвечает Сергей.

Нет, вот негодяй, а? Я ему про Фому, а он мне - про Ерему. Какое отношение имеет телевизор к пиву?

Между тем, мы дошли до автобусной остановки, причем автобус уже показался из-за угла.

- Так я не понял, что ты решила, - спрашивает Сергей, который явно торжествует победу.

- Между прочим, я еще ничего не решила, - злюсь я, потому что никак не могу придумать, что ему ответить. - У меня вообще большие сомнения появились.

- Да брось ты, - спокойно говорит Сергей. - Нет у тебя никаких сомнений. И ты прекрасно поняла, что прежде чем предъявлять ко мне какие-то требования, ты сама должна быть готова от чего-то отказаться. Но ты этого делать не хочешь. И правильно, потому что намного лучше, когда каждый из нас останется при своих привычках.

- Серег, ну давай ты хоть будешь пить пиво через день, а не каждый день, - уже начинаю упрашивать его я.

- Торг здесь неуместен, - высокомерно отвечает эта зараза, целует меня в щеку и залезает в автобус.

Мда-а, дела. Как это я так обмишурилась? Ну, ничего. Он меня еще плохо знает. Я скоро как следует продумаю схему наступления, и ему в любом случае придется дать мне кое-какие гарантии. Отступать я не собираюсь. Пусть он не надеется!
 
Сверху Снизу